elima.ru
Вход
СтатьиТеория и практика архитектурного проектирования

Семиотические механизмы социально-психологической обусловленности архитектурного проектирования

Янковская Юлия Сергеевна

Доктор архитектуры, зав. кафедрой АЖОЗ УралГАХА

Семиотические механизмы в архитектуре – это когнитивные механизмы коммуникации, с помощью которых люди сохраняют, интерпретируют и используют информацию, полученную в архитектурной среде, все это связано с накопленным жизненным опытом человека и его поведением.

Актуальность изучения и учета работы когнитивных семиотических механизмов в архитектурном проектировании – следствие отхода от традиции, потери устойчивого языка пространственных форм, свойственного исторической архитектуре, которая была для современников своеобразной книгой, запечатленной в камне. С отходом от традиционной культуры, основанной на каноне, понятном для всех членов культурного сообщества и дающем возможность свободы импровизаций в рамках этого канона, исчезло адекватное понимание зрителем языка архитектуры.

Постановка задачи поиска семиотических механизмов социально-психологической основы архитектурного проектирования обусловлена проблемой кризиса коммуникативной функции архитектуры, и базируется на понимании семиотики как когнитивного (познавательного) механизма сознания, являющегося непременным условием мышления, без которого не может быть и речи о функционировании человека в пространстве, архитектурной среде. Следует отметить, что концепция, рассматривающая семиотику с точки зрения функционирования интеллекта, обусловленного структурой головного мозга (его нейрофизиологией), была выдвинута более тридцати лет назад, она являет-ся отправной точкой семиотического метода в лингвистике; ее поддерживали и разрабатывали Р.О.Якобсон, Э.Бенвенист, Ю.М.Лотман, Л.Я.Бакланов В.В.Иванов и др [Лотман, 1996]. При этом в доступных автору работах по семиотике архитектуры эта фундаментальная концепция не нашла своего отражения. Хотя она является наиболее плодотворной для зодчества, как сферы деятельности, не ограниченной только гуманитарной направленностью. Подход к исследованиям в области архитектуры, основанный на понимании семиотических механизмов, как когнитивных механизмов сознания человека (а не исторически или культурно обусловленных интерпретаций значений форм, знаков, символов) дает объективную психологическую основу для использования семиотического метода в зодчестве в качестве проектно-творческого и научно-исследовательского метода.

Семиотические механизмы архитектуры раскрывают особенности соци-ально-психологической обусловленности протекания когнитивного процесса коммуникации при взаимодействии человека и архитектурного объекта, устанавливают особенности психического отражения композиционных, типологи-ческих, природно-климатических, конструктивных, эксплуатационных и иных свойств и качеств архитектурного объекта, влияющих на сознание человека и определяющих комфортность пребывания в среде.

На работу семиотических механизмов в архитектуре налагаются дополнительные условия, отсутствующие в естественном языке. Этими условиями являются:

– образность, как основа отражения архитектурного объекта/среды, имеет сенсорную (ощущения, восприятия) или квазисенсорную природу (образы воображения и памяти), формируется на основе биодинамической ткани движения человека в искусственной среде, деятельности, чувственности отражения, т. е. в основе отражения архитектурного объекта лежит бытийный слой сознания (а в основе «текста», напротив, – рефлективный)

 – двойственность – основная характеристика семиотических механизмов в архитектуре, с одной стороны – это механизмы интерпретации иконической (объемно-пространственной) информации на вербальный язык (творческие механизмы перевода); с другой – это механизмы, раскрывающие организацию пространства как места для события, свершившееся событие может продуцировать новые значения и смыслы;

– уместность – характеристика переживания человеком спроектированной архитектурной среды – как «места», определяющего образ жизни и поведение человека; проектирование – как формирование «места поведения» человека. Остановимся подробнее на методологической категории «образ», лежащей в основе взаимодействия человека и архитектурного объекта. Образ – это мост между архитектором и зрителем, между архитектурным объектом и культурой. Только образы, относящиеся к ощущениям, имеют рефлекторную природу. Результатом отражения взаимодействия человека и архитектурного объекта является не только формирование в сознании человека образа этого объекта, но и обогащение новыми элементами образа мира – продукта и условия существования семиотического пространства культуры.

Категория «образ архитектурного объекта» включает в себя его отражение и творческое представление. Возможность отражения и творческого представления архитектурного объекта/среды определяется наличием в сознании априорных моделей объектов (врожденные модели – основа психофизиология восприятия) и моделей мышления (культурно обусловленные модели – раскрывают отношения между объектами). При взаимодействии (отражении и творческом представлении) человека с архитектурным объектом активизируются процессы мышления, направленные на адаптацию врожденных и культурно обусловленных априорных моделей к реально существующему объекту. Процесс мышления возможен лишь при условии использования естественного языка. На основе представлений о видах и моделях мышления автором были выделены следующие составляющие образной структуры архитектурного объекта, демонстрирующие различные проявления когнитивного процесса взаимодействия человека с пространственной формой:

 – образ ориентации – определяет ориентацию человека в пространстве, регулирует предметно-практическую деятельность; в основе лежат модели объектов, формируется наглядно-действенным мышлением;

 – образ узнавания – определяет узнавание объекта, называние – присвоение определенного значения по функциональному признаку; в основе лежат модели концепций, формируется под влиянием словесно-логического и наглядно-действенного мышления;

 – образ интерпретации – определяет перевод образно-ассоциативных представлений на вербальный язык и возможность интерпретации архитектурного объекта; в основе лежат модели концепций, формируется под влиянием словесно-логического и наглядно-образного мышления;

 – образ интуиции – определяет состояние, самочувствие человека в архитектурной среде/объекте; в основе лежат модели объектов, складывается из бессознательно протекающей мыслительной деятельности человека.

Выделенные составляющие образной структуры работают в двух направлениях при отражении и творческом представлении архитектурного объекта и формируются за счет использования традиционных архитектурных средств:

 – образ ориентации формируют композиционные приемы: свойства форм и пространств, композиционные средства, приемы организации пространства и управления движением человека и т. д.;

 – образ узнавания формируют объемно-планировочные типологические характеристики объекта: масштабность, величина и объемная структура, членения, детали;

– образ интерпретации формируют стилистические, ассоциативные, контекстуальные (историко-генетические) свойства объекта;

 – образ интуиции формируют сенсорные качества объекта, напряжение пространства, энергоактивность/патогенность. Рассмотрим, как действуют семиотические механизмы в архитектуре при отражении целостного образа объекта: – образ ориентации ограничивает Место;

– образ узнавания ограничивает сферу значений;

– образ интерпретации раскрывает веер значений;

– образ интуиции проявляет, обнаруживает Бытие в ограниченном, выделенном пространстве.

Далее обратимся к тому, как обрастают веером социальных значений и субъективных смыслов структурные составляющие образа (образы ориентации, узнавания, интерпретации и интуиции), какие факторы влияют на возможность тех или иных трактовок.

Коммуникативный психологический процесс (взаимодействие) протекает на трех уровнях: содержательном (обмен информацией) – характеризует образ интерпретации; отношений (статусы, роли, позиции) – характеризует образ узнавания; состояний (деятельность, активность личности) – характеризует образ ориентации и образ интуиции.

Начнем наш анализ с когнитивного потенциала образа ориентации, обслуживающего основные психофизиологические потребности человека: потребности в ориентации, определении своего местонахождения и в направленном движении. Образ ориентации принадлежит бытовой реальности, но его можно рассматривать как основу события, которое может произойти в архитектурном пространстве и породить значения. Работу семиотических механизмов образа ориентации можно рассматривать в двух ракурсах: первый – состояние, второй – движение.

Взаимодействие человека и архитектурного объекта при отражении образа ориентации происходит на уровне психических состояний. То или иное состояние рождает определенные эмоции, чувства, определяя познавательную активность человека. Из основных индикаторов состояния человека при отражении образа ориентации наибольшее значение имеет восприятие пространства. В обыденной жизни люди обращают внимание на восприятие пространства и его изменения только в экстремальных условиях, так при сильных эмоциональных переживаниях сужается поле зрительного восприятия, «все расплывается перед глазами», «все стало блеклым» или, наоборот, «все стало более отчетли-вым и ясным». Определенные субъективные и объективные операции с пространством позволяют изменить состояние и чувства человека, взывая: свободные и направленные ассоциации, аналогии, персонифицируя архитектурный объект.

В образе ориентации соединяются две последовательности: последовательность визуальных образов, получаемых человеком по мере продвижения в архитектурном пространстве и последовательность состояний и переживаний, вызывающих новый образ. Вся сила воздействия образа ориентации на человека в последовательности переживаний человеком организованного пространст-ва, этот образ является как бы субъективной росписью переживаний. Недаром один из методов организации пространственной композиции – сценарный, основанный на «кинематографическом» планировании последовательности эффектов: смену ракурса, разнообразие визуальных впечатлений, акцентирование главного.

Образ ориентации связан со способностью судить о длительности времени и позволяет образовывать временное измерение – ось времени, на которой мы размещаем события. Образ ориентации тесно связан с формированием психического пространства действия, пространства ограничивающего и координирующего возможные движения. Границы и координаты психологического пространства также психологичны. С координатой того или иного места в пространстве связана совокупность ассоциаций, прошлых переживаний. Характер объекта раскрывается в психологическом пространстве человека через его местоположение, раскрывающееся в трех фазах [Бродетский, 2000]: вертикальной (установка иерархии); сагиттальной – фронт–тыл (определение направления цели); горизонтальной – лево – право («право на право», «быть правым»).

Во внутреннем психологическом пространстве каждого из нас существует набор стереотипных ассоциаций:

– вертикаль – социальна, показывает установление иерархической связи между элементами;

– сагитталь – иррациональна, она связана с целенаправленным движением – это координата независимости; с сагитталью связано понятие времени, т.е. психологическое время сагиттально: долго – длинно, скоро – коротко;

 – горизонталь – рациональна, т.к. вмещает в себя ассоциации, связанные с деятельностью аналитического сравнения, это координата психологического выбора.

Координаты психологического пространства человека имеют не понятийную, а эмоциональную значимость. Это невербальные средства коммуникации, являющиеся переходным этапом от языка поведения животных к человеческому слову.

Итак, работа семиотических когнитивных механизмов образа ориентации связана:

– во-первых, с коммуникацией посредством состояний человека и их образно-ассоциативной интерпретации;

– во-вторых, с невербальными, до речевыми коммуникативными средствами, раскрывающимися в стереотипных ассоциациях, связанных с психологическим пространством действия.

Факторами, оказывающими влияние на работу семиотических механизмов образа ориентации, будут:

 – стереотипы восприятия;

 – индивидуальные психологические особенности человека (быстрота, сила реакции и т.д.);

 – формально-композиционные качества объекта.

Семиотические механизмы образа узнавания более традиционны, поскольку связаны с вербализацией – называнием архитектурного объекта с точки зрения его функциональной направленности. Основой для приведения объекта под определенную функциональную категорию – тип – является: величина объекта; его масштабность, подчеркнутая ритмом членений и детали – традиционные функциональные (типологические) элементы. Психологическая основа образа узнавания связана с наличием рутинных форм, удовлетворяющих потребности человека в опосредовании реальности через устойчивые формы, основанные на опыте, позволяющие человеку узнавать элементы искусственной среды, ориентироваться в социальном пространстве. К этим формам относятся узнаваемые архитектурные элементы: окна, входные группы, балконы, завершения здания и т.д. Понимание назначения этих форм вырабатывается у человека с детства, сами эти формы несут в себе веками накопленный опыт.

Образ узнавания – мост из бытовой реальности в сферу культуры, через называние, отнесение к определенной категории, архитектурный объект попадает в многомерное языковое пространство смыслов. Смысловое значение находится в тесной связи с образностью. Лишь благодаря способности воображения человек еще до «встречи» с архитектурным объектом (театром, музеем, жилым домом, заводом, городской площадью или сквером) имеет в сознании мысленный рабочий критерий для определения того, подходит или не подходит некоторое языковое выражение к тому, что будет презентовано. Этот критерий основан на том, что определенной категории объектов можно присвоить то или иное слово (или выражение), которое имеет социально культурно предопределенное словарное значение (отношение знака – архитектурного объекта к обобщенному содержанию) и личностный смысл (отношение знака к моделируемому объекту).

Образ узнавания связывает архитектурный объект с его социальным значением (ролью, статусом, позицией). Эта составляющая образной структуры определяет (называет) пространственную ситуацию, соответственно которой мы принимаем ту или иную социальную роль: жилой дом – член семьи, театр – зритель или артист, завод – рабочий или инженер, магазин – продавец или покупатель, улица – автомобилист или пешеход и т.д. Социальная роль – ключ к субъективным смыслам, приписываемым архитектурному объекту.

Образ узнавания напрямую подтверждает постулат Р.Барта о всеохватывающем характере вербальных систем, поскольку каждый внеязыковой код (в нашем случае особенности построения архитектурного произведения) функ-ционирует только через посредство естественного языка [Барт, 2000]. В образе узнавания вербализация доминирует над невербальными архитектурными средствами, лишая невербальные коды самостоятельных смыслов, которые фактически «внедряются» в них вербальным языком. То есть, называя архитектурный объект, к примеру, театром, мы вкладываем в него социально обусловленное значение слова «театр» и субъективные смыслы, связанные у человека с представлениями о «театре». Говоря об образе узнавания, хочется подчеркнуть, что смыслы архитектурного объекта, имеющего определенное функциональное назначение, будут рождаться не из внутренних законов архитектурного формообразования, а из разоблачающей деятельности вербального языка. Называние объекта смыкается с существованием номинаций – общих понятий (категорий, моделей мышления), как прообразов единичных вещей.

Подведем итог нашим рассуждениям о работе семантических механизмов образа узнавания:

– основная функция этих механизмов – функция вербализации (категоризации) объемно-пространственной структуры архитектурного объекта, путем его называния в соответствии с функциональным назначением (определения типа);

– смыслы в данном случае внедряются естественным языком;

– смыслопорождающий потенциал образа узнавания связан;

– с творческой функцией перевода, как функцией генерации новых смыслов;

– с социально-культурной обусловленностью значений названия;

– с ситуативно-ролевым социальным взаимодействием человека и архитектурного объекта, являющимся основой для продуцирования социальных значений и личностных смыслов;

– с плюрализмом субъективных смыслов, присваиваемых человеком тому или иному названию архитектурного объекта.

Факторами, оказывающими влияние на работу семиотических механизмов образа ориентации, будут:

– структура естественного языка, его тенденции к изменениям, трансформациям;

– ценностные системы социальных групп; – потенциал личности воспринимающего (познавательный, ценностный, творческий, коммуникативный, художественный);

– композиционно-типологические особенности архитектурного объекта.

Семиотические механизмы образа интерпретации связывают архитектурный объект с множественностью культурных значений и смыслов, вербализируют смысловую сущность пространственной формы. Работа семиотических механизмов образа интерпретации основана на принципиальной неоднозначности любого знака: будь то вербальное высказывание или пространственная форма. Только в формальном (искусственном) языке веер возможных значений сводится к одной линии, в естественном языке и в еще менее структурированном «языке» архитектуры существуют и взаимодействуют ядро и поле значе-ния. Ядро значения – то, что может быть определено независимо от контекста; поле значения складывается из всех бывших, настоящих и будущих отношений формы с возможным контекстом (средой), в языке существуют такие парадоксальные слова, ядро значений которых сложно определить, а поле стремится к бесконечности; к таким парадоксальным словам относятся: религия, культура, бог и т.д., всякая попытка их определить схватывает один аспект и упускает другие [Померанц, 1995].

Аналогично мы можем рассматривать ядра и поля значений архитектурных пространственных форм. Архитектурные формы специфическим образом влияют на когнитивный процесс взаимодействия человека и архитектурного объекта, выполняя посредническую функцию при вербализации иконического, наглядного представления:

– рутинные формы (паттерны), традиционные функционально и конструктивно обусловленные, поэтому имеющие устойчивые значения, типологические элементы, наличие этих форм помогает человеку опознавать сооружения, адаптироваться в пространстве;

– событийные формы приобретают новые нехарактерные для них изначально значения, попадая в парадоксальный контекст или изменяя привычную для них функцию [Лола, 1998];

– парадоксальные формы – это простые геометрические тела и формы, имеющие множество культурно, исторически и религиозно обусловленных значений и свободу их трактовок. Область значений рутинных форм задана их повторяемостью, укорененностью в бытии.

Область значений и субъективных смыслов событийных форм, организующих пространства можно прогнозировать, опираясь на определенные социально-культурные механизмы: ценностные системы социальных групп, стереотипы восприятия, архетипические представления, проявляющиеся в той или иной социальной среде. Область значений парадоксальных форм – вся сфера бытия.

Семиотические механизмы интерпретации не поддаются однозначному определению, поскольку каждый архитектурный объект многозначен, в нем взаимосвязаны и событийные, и рутинные, и парадоксальные формы. Кроме ядра и поля, значения формы еще обладают и субъективным смыслом. Кроме того, семиотические механизмы интерпретации лежат в основе высшей психической деятельности человека – вербальной (или семантической) памяти, с помощью которой образуется информационная база человеческого интеллекта, осуществляется становление и развитие культуры. Без вербальной интерпретации со всей ее многозначностью архитектурный объект останется в сфере бытовой реальности вне сферы культуры.

Обобщим наши представления о работе семантических механизмов образа интерпретации:

– основная функция этих механизмов – реализация смыслопорождающей функции архитектурной формы или пространства;

– смыслопорождающий потенциал образа интерпретации связан с существованием ядра значения (складывающегося независимо от контекста), поля значения архитектурной формы (основанного на взаимодействии с контекстом) и бесконечности субъективных смыслов;

– образ интерпретации вторичен по отношению к образу ориентации и узнавания, он более относится к гуманитарной сфере (к литературе, культуре);

– образ интерпретации выполняет функцию культурной памяти об архитектурном объекте, ее закреплении в литературе и искусстве.

Основополагающим фактором, оказывающим влияние на работу семиотических механизмов образа интерпретации, является существование в психике человека «конструктов» (элементарных моделей мышления) – устойчивых способов, которыми человек осмысляет аспекты действительности в отношениях схожести и контраста. Особенность этих конструктов – биполярность, элементарное мышление осознает жизненный опыт человека в оппозиции черного и белого, а не в оттенках серого. Каждый из нас воспринимает действительность путем построения собственных моделей-конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира, являющейся основой для психологического процесса восприятия. Личность человека, ее особенности являются орга-низованной системой конструктов, которые человек использует, чтобы интер-претировать мир переживаний и предвидеть будущие события. Конструкты опираются на ценностные системы социальных групп, поэтому у представителей одной культуры имеется схожесть в поведении и в конструктах (по Дж. Келли [Столяренко, 2002: 78-83] ).

Работа семиотических механизмов образа интерпретации есть взаимодействие репродуктивной и созидательной сущности психического отражения, если баланс этого двойственного отражения нарушен, то человек либо «видит» только поверхность вещей и манипулирует ими, не постигая их сущности, либо воспринимает реальность как символ и отражение своего внутреннего мира. Поэтому бесконечность образных интерпретаций объекта всегда должна проверяться практикой как критерием истинности. Отказ от многомерности интерпретаций обедняет объект, ставя его в один уровень со строительной формой, лишая художественности. Ориентация на множественность семантических зна-чений и смыслов уводит в сторону от насущных проблем по решению пространства для жизнедеятельности человека.

Работа семиотических механизмов образа интуиции во многом схожа с образом ориентации. Образ интуиции – продукт неосознанного и частично осознанного взаимодействия человека с архитектурным объектом и средой. Семиотические механизмы образа интуиции нацелены на обнаружение и вербализацию бессознательных желаний, спонтанных, эмоциональных реакций, малоосознанных состояний человека.

Изучение семиотических механизмов образа интуиции затруднено, поскольку, в отличие от остальных составляющих образной структуры, этот уровень практически не осознается человеком или осознается лишь частично. Верхние уровни образной структуры, связанные с вербализацией (образ узнавания и образ интерпретации), более доступны, социально обусловлены и поддаются вербальной передаче.

Если образ ориентации, образ узнавания и образ интерпретации находятся на уровне сознательных факторов действительности, они доступны для изучения работы семиотических механизмов, зависящих от воздействия социально-культурных факторов и личных чувственных впечатлений, то образ интуиции находится на уровне бессознательных спонтанных реакций, не подверженных или мало подверженных цензуре сознания факторов, и анализировать его семиотические механизмы можно только проективными методами. Семиотические механизмы образа интуиции связаны с бытийной основой с практикой Места, в которое человек «вдыхает жизнь» своим присутствием обживая пространство.

Осознанно или неосознанно на человека, находящегося в архитектурном пространстве, воздействуют его сенсорные качества, определяющие психологический микроклимат окружающей человека среды. В телесных ощущениях человека, его внутреннем ритме, присущем тому или иному состоянию, отражается напряжение пространства, конфликтные зоны, характеризующие наличие, эмоционально воспринимаемых приятных или не приятных мест. В специфическом «чувстве Места» отражены воспоминания, мысли, чувства человека, связанные с переживанием пространства.

Семиотические механизмы образа интуиции действуют следующим образом – на основе сознательных или подсознательных реакций человека, проявляющихся в эмоциональном состоянии, формируется отношение человека к архитектурному объекту (пространству), которое может быть вербализировано, а может находиться на уровне эмоциональных реакций. Но это отношение связано с картиной мира человека, набор таких отношений (переживаний пространства) является основой для формирования представлений человека о мире, бытии, проявляющемся в определенно организованном Месте.

Основным фактором, влияющим на работу семиотических механизмов образа интуиции, является сенсорная и эмоциональная чувствительность воспринимающего.

Обобщим основные моменты работы семиотических механизмов зодчества при отражении образа архитектурного объекта/пространства, составляющие образной структуры отвечают за осуществление различных функций в целостном процессе смыслопорождения.

Семиотический механизм образа ориентации:

– устанавливает связь реального архитектурного пространства/объекта с моделями способности познания в процессе непосредственного взаимодействия, условием его функционирования является адаптивная функция воспри-ятия;

– формирует представление о местонахождении – психологическое пространство действия (на основе установленной взаимосвязи); ограниченность психологического пространства раскрывается в двух аспектах:

– влияет на характер движения, определяющийся набором стереотипных ассоциаций,

– порождает эмоциональные состояния человека, которые выражаются, в том числе, и в свободных ассоциациях, персонифицирующих архитектурное пространство/объект.

Семиотический механизм образа узнавания:

– обозначает, называет объект в соответствии с определенной функциональной категорией, имеющей четкое социально предопределенное ядро значения; т.е. устанавливает связь реального архитектурного пространства/объекта с культурно обусловленным речевым эквивалентом (концепцией, словом); условием его работы является функция обозначающего отражения;

– порождает вторичные значения и смыслы, присоединяемые к обозначению, выполняет традиционную языковую функцию передачи информации об объекте; т.е. второе условие работы – творческая функция обозначающего отражения.

Семиотический механизм образа интерпретации:

– генерирует новые смыслы, осуществляя творческую функцию перевода наглядных иконических представлений, ощущений и состояний человека в архитектурной среде на естественный язык; условие его работы – наличие произвольного внимания;

– накапливает и сохраняет информацию об архитектурной среде, осуществляя функцию семантической памяти (описание, литературное произведение, история и т.д.); Семиотический механизм образа интуиции;

– способствует процессу экзистенциального переживания себя в мире, условие его функционирования – саморефлексия.

Как мы видим, в отличие от языка в архитектуре нет прямой связи форма – значение. Организация формы и пространства на основе композиционных приемов и правил является только предпосылкой для реализации в этом пространстве неких событий, обусловленных функциональным назначением объекта. Событие раскрывает скрытые возможности, свернутые в формах, ограничивающих пространства действия. Эти возможности, соотносятся с действиями и структурной организацией пространственных форм, тем самым являясь причиной смыслопорождения. Смысл не сводится к организации формы, он обусловлен как формой, так и социально-психологическими факторами определяющими возможность взаимодействия человека с пространственной формой. Организуя пространство для того или иного функционального процесса, архитектор актом ограничения конструирует событийную форму. Проявление этой формы – начало семиотического процесса. Но из анализа формы нельзя вывес-ти смыслопорождающий эффект архитектурного произведения. Значения приписываются форме нашим сознанием, поскольку мы мыслим на естественном языке, то процесс продуцирования смыслов в архитектурной деятельности сложен, неоднозначен, т.к. претерпевает множество интерпретаций, связанных не только с пространственной формой, но и с действиями и событиями, происходящими в ней, с множеством их значений, с взаимосвязью пространственная форма – событие. Работа семиотических механизмов зодчества во многом зависит от социально-психологических механизмов, лежащих в основе взаимодействия человека и пространственной формы.

Библиография

  1. Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. М., 1996.
  2. Бродетский А.Я. Внеречевое общение в жизни и в искусстве: Азбука молчания. М., 2000.
  3. Барт Р. Мифологии. М., 2000.
  4. Померанц Г.С. Выход из транса. М, 1995.
  5. Лола Г.Н. Дизайн. Опыт метафизической транскрипции. М., 1998.
  6. Столяренко Л. Д. Основы психологии. Ростов н/Д, 2002.
Оригинал статьи
twitter.comfacebook.comvk.comconnect.ok.ru
Если вы являетесь правообладателем данной статьи, и не желаете её нахождения в свободном доступе, вы можете сообщить о свох правах и потребовать её удаления. Для этого вам неоходимо написать письмо по одному из адресов: root@elima.ru, root.elima.ru@gmail.com.