elima.ru
Вход
СтатьиТеория и практика архитектурного проектирования

Проектно-строительные технологии XXI века в архитектуре жилища – на пути к комплексному рассмотрению

С. Н. Рыбаков

Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет, Нижний Новгород, Россия

Аннотация

В статье анализируется современный «парадигмальный сдвиг» в технологиях и его влияние на архитектурные аспекты жилища и системы рационализации его производства. Выявляется необходимость широкого рассмотрения данного феномена с учетом архитектурных, социокультурных, мировоззренческих проявлений, требований социальной и рыночной эффективности. Предлагается один из возможных вариантов организации эффективной архитектурной деятельности (жилищной модели), основанной на данном подходе. Рассмотрение новых аспектов ведется в методом сравнения с модернистскими поисками начала ХХ века – их идеями, ожиданиями, последствиями.


В настоящее время в архитектуре жилища наблюдается все большее «ликование» по поводу современных технологий, входящих в повседневность – 3D-печати, различных станков с ЧПУ, систем прототипирования, робототехники. В мире открываются производственные и дизайн «хабы» (Design, Manufacturing Hubs). Разрабатывается

множество проектов, например – Dom Indors, BURST [1,2]. Широки предположения о том, как все они изменят предметный мир. Специалисты говорят о новых возможностях и особенностях жилища, об «отпечатанном жилье», открывающихся невообразимых до этого формальных аспектах, гибкости, «эре всеобъемлющей кастомизации». «Мы находимся в разгар преобразований в том, как мы разрабатываем, создаем и используем объекты. Эти преобразования изменят производство, распределение и то, как мы все живем, также глубоко, как это сделала предыдущая Индустриальная революция!»1 [Лондон, «The Future is Here Factory», 2013-3].

1 Авт: «We are in the midst of a transformation in the way we design, make and use objects. It is a transformation that will affect commerce, industry, and the way that we all live as profoundly as any previous industrial revolution» [3].

Технология, вместе с тем, – это всегда только часть общей методологии, широкого круга изменений. При реализации необходимо учитывать множество аспектов. Жилище, в свою очередь, – специфический архитектурный объект. «Жилищное строительство, – пишет Николас Хабракен, один из выдающихся жилищных архитекторов, – необходимо рассматривать в совокупности явлений, которые не могут быть осмыслены в отрыве друг от друга без потери смысла» [4, с.5].

Комплексное, системное рассмотрение новых аспектов – через призму междисциплинарных связей поможет лучше понять процессы, закономерности, с которыми придется столкнуться при реализации в жилище новых технических идей.

Настоящие поиски не зря сравниваются с поисками модернистов век назад, которые происходили также на сломе эпох, проводя параллели с индустриальным развитием. Все это напоминает стремление использования достижений промышленной революции в архитектуре, модернистские восторги по поводу идей «машины», «победоносно входящей в мир», стандарта, отдельных технологий, общей позитивистской веры в них. «Опасность, что индивидуальность будет раздавлена «тиранией» стандартизации это миф, который не может выдержать и самого беглого анализа» [5, с.36]. «Нормализация и стандартизация являются только приемами для освобождения архитектурного видения! Они не играют никакой другой роли в архитектуре, чем пылесос или стиральная машина в домашнем хозяйстве: освободить ум для лучших вещей!» [6, с.112].

В. Гропиус, Ле Корбюзье, а также множество других архитекторов, инженеров и производственников вели работы с технологиями, «машиной», поиски синтеза с передовыми архитектурными тенденциями, модернизмом, методик «ликвидации недостатков машины без ущерба для какой-либо из ее реальных преимуществ», не ущемив при этом свободу творчества архитектора и выражения обитателя [5, с.57]. Аспекты понимались ими с долей символичности, акцентированием социальных, культурных проявлений. Корбюзье в 1906 году ввел концепцию «Дом-ино», где жилище видится как «открыто стандартизированный объект» [7]. Гропиус хотел приближения к «такому уровню, когда станет возможной рационализация зданий за счет их комплексного производства на заводах (интерпретируя структуру через набор компонентов)» [5, с.40].

Говорили об обеспечении при этом вариабельности, гибком использовании, возможности достижения адаптивности (через диапазоны модульных градаций, комбинаторику), методах, позволивших бы достичь «удачного архитектурного сочетания максимальной стандартизации и максимального разнообразия». «Как игрушечные кубики они будут собраны в различных вариантах /…/ Практически каждый дом будет нести ясный отпечаток нашего времени, но всегда будет оставлять, как и в одежде, которую мы носим, достаточные возможности для личности в выражении индивидуальности» [5, с.40].

Рассматривалась возможность выхода данных идей на более высокие уровни и использование их в решении остро проявившегося спектра жилищных проблем: сокращения времени и ресурсов на жилищное строительство, возможности нарастить его объемы до необходимых, определяемых потребностью. Специалистами осознавалась общая роль «машины» в повышении жизненного уровня – считалось возможным обеспечить это и в жилье.

Однако реальность оказалась сложнее. Первые массовые реализации в жилище (на практике) выявили большую сложность данных идей – необходимость развертывания более комплексных процессов, требующих учета в жилищной сфере:

Все это в комплексе формировало в жилище большие системы (Рис. 1).

Рис. 1. Формирование в жилище комплексных систем, включающих в себя не только технологии, но и идеи экономической эффективности, аспекты распределения, типы рынков, методы понимания общества (анализа и формализации его потребностей). Фото Б. Бочкарева

Достоинства и недостатки данных систем (архитектурная жесткость, однообразие решений, но в то же время возможность реализации масштабных жилищных программ, значительное улучшение условий жизни населения) – определялись не только отдельными технологическими аспектами, но всем комплексом их идей: спектром менеджериальных, архитектурных аспектов, общими идеями эффективности, в целом ориентированными на массовость, самой структурой (логикой) их связей, комбинирования, сделавшей систему инерционной, неспособной быстро реагировать на многообразие рыночных изменений. Ярким показательным примером, реализовавшим данные аспекты, является советская система массового жилищного строительства.

Реальная целесообразность (эффективность) идей оказалась, таким образом, жестче предполагавшейся, сложнее. Надежды на гораздо более широкое включение архитектуры в эффективность, более гибкое ее использование не оправдались. Методы, казавшиеся эффективными (вариативность, индивидуальность через стандартизацию и т.п.) на дорогих экспериментальных объектах (различных поисковых системах Baukasten, поселке Пессак), где весь спектр идей из-за небольшого масштаба не мог полностью системно реализоваться, оказались неэффективны при массовой работе. Если на дорогой экспериментальной реализации можно было выбирать «то, что нравится», то в массовом осуществлении приходилось соглашаться «на комплексность» [13]. Идеи «ликвидации недостатков машины без ущерба для преимуществ» оказались спорными. Компоненты, считавшиеся недостатками (массовость, унификация потребителя), были завязаны на эффективность, механическое их исключение аннулировало эффект масштаба и, соответственно, доступность продукта. Попытки же их компенсации оказались значительно сложнее. «Мечта создавать жилища массово подобно конструктору «Лего» так и осталась будоражить воображение архитекторов» [13].

Архитектурное видение оказалось специфическим. Архитекторы, по нашему мнению, были в целом не готовы к комплексности, к тому, что включение идей «машины», «стандарта» вызовет становление пласта экономических, менеджериальных, структурных идей, что он будет внедрен в жилище глубже при требованиях эффективности, а синтез их окажется сложнее. Многие архитектурные предложения разрабатывались на основе одних технологий, а многие методы – для нивелирования в большей степени технических компонентов, оказываясь неэффективны перед всей системой и комплексом ее закономерностей. Использовались отдельные технологии, стандартизация – как проекция их свойств в строительство. Рассмотрение сложнейших процессов шло в русле только проектно-строительных связей. Многие архитектурные идеи разрабатывались скорее на оперативном уровне – отдельных проектных опытов, непосредственного взаимодействия специалиста с производством (дом «Ситроен» Корбюзье, low-income house Б. Фуллера), что не всегда было возможно перенести на уровень стратегии и общих систем.

В итоге многие идеи оказались неэффективны, и развалились «как карточный домик».

Дело в том, что данные технологии были частью определенного сложного уклада и этапа – Индустриального. Индустриальность это не только «дымящие трубы и поточные линии», заводское изготовление. Индустриальность представляла собой также пласт мировоззренческих идей: разрыва с традицией, идей роста, масштаба, прогресса. Это был комплекс социальных изменений – ввода принципов открытости, мобильности, равенства, «массовизации» общества; культурных сдвигов – формирования массовой культуры, неклассической эстетики. Индустриальность включала также спектр менеджериальных идей – научной организации труда, веры в эффективность стандартизации, специализации, прямого управления, иерархии и бюрократии [8-11]. Все они развивались в сложном многомерном взаимодействии, связях, интерпретируясь в жилище при реализации частных аспектов, сплавляясь с архитектурными идеями.

Сейчас можно наблюдать аналогичную ситуацию – некомплексных поисков в жилье. Исследуются отдельные современные технологии, производства с ЧПУ, гибкие системы, адаптируются их частные закономерности в жилищную сферу (Рис. 2(a-g)). Студия

Gramazio & Kohler работает над применением в архитектурных поисках робототехники, на их основе производится вывод новых особенностей жилья, формальных аспектов. Множество идей связаны с установками по трехмерной печати, расширением их функций до систем производства жилья. Отмечается возможность создания сверхиндивидуализированных пространств. Специалисты говорят об «эре всеохватывающей демасификации». «Migrating Formations» А. Рахима использует 3D– печать для реализации скриптово-генерированных кастомизированных форм в структуре регулярного объекта (жилища), варьирование их размера, глубины и артикуляции. Встречаются еще более узкие попытки построения систем на основе отдельных «нишевых» идей – по типу «массовой кастомизации». Например, жилищные поиски Г. Демчака (совместно с У. Митчеллом), прямо переносят в архитектуру принципы модульной «массовой кастомизации» компьютерной компании Dell, или работы М. Ногучи. Реализуется синтез с частными архитектурными практиками. Используются отдельные технологии, например 3D-печать как «альтернатива всем массовым подходам» (позволяющая строить «еще быстрее и больше»). Прослеживается внимание в большей мере к проектно-строительным связям, архитектурным действиям.

a) b) c)

d) e)

f) g)

Рис. 2(a-g). Специфика узкого (частного) синтеза аспектов: a) архитектурные поиски студии Gramazio & Kohler (Matthias Kohler и Fabio Gramazio) ETH Zurich; b-c) работа с системой D-Shape – Энрико Дини; d) жилищные поиски Демчака и оболочка-кастомизатор [Demchak 2000]; e) установка по трехмерной печати жилища – адаптация частных идей; f) система BURST* (D. Gautheir, J. Edminston, Happold Consulting Engineers), расширяющая функции ЧПУ до системы производства жилья с добавлением генеративных алгоритмов для создания индивидуальных пространств, используя генеративную информационную матрицу, перевязанную с гибким производством [AD 2 2009, Материалы МоМА]; g) яркий архитектурный пример некомплексного поиска и построения систем на основе технологий: «Жилище для жителей Нового Орлеана» – Л. Сасс и студенты

Однако попытки строить рациональные предложения на основе отдельных идей – как видно из рассмотрения индустриального развития не приводят к успеху.

Также как те вышеописанные «машинные» технологии были частью индустриального уклада, данные новые технологии, это часть своего уклада – постиндустриального (ПИ) и приведут к включению в жилище своих идей эффективности, экономических и менеджиральных идей.

Современные технологии с их гибкостью, обеспечением многообразия путем оперативной переналадки зависят от поступающей информации – сущностно связываясь с ключевой постиндустриальной идеей «экономии за счет знаний»3 (ее возможностью за счет информации сократить расходы капитала на единицу товара) и фактором скорости (а не с индустриальным масштабом). Они ориентированы на небольшой масштаб, гибкость и создают предпосылки рассредоточения (отхода от концентрации) – эффективности малых единиц (где важнее не масштаб, а скорость и знания) – задавая свои структурные особенности, ткань из множества малых сверхманевренных компонентов более эффективных в плане технического прогресса, быстрых по сравнению с централизованными, ориентации на отдельные сегменты, «микрорынки», проявления адресных персонализированных стратегий (переходящих от многообразия к индивидуализации) – как наиболее эффективно реализующих потенциал ПИ-систем [11,14,15]. Можно говорить о повышении здесь роли информационно– или знаниеёмкости– как общей особенности процесса и результата производства (продукта) увеличивающей роль знания при ориентации на децентрализацию, сегменты.

3 как новым качеством экономического роста, где знания, информация используются как непосредственная производительная сила, позволяющая наращивать материальное производство, не увеличивая его ресурсоемкость.

При таком подходе задается тенденция к включению спектра ПИ-менеджериальных идей: управления с помощью гибких динамических систем, широкого использования децентрализованных сетевых структур (различных «интеллектуальных неиерархических сетевых систем», «сотовых» конфигураций) – как наиболее адекватных, дающих оперативность совместных действий, одновременное решение множества задач, объемы [17]; эффективности косвенных методов, использующих синергетические и нелинейные принципы, «продюссирование». Ориентации на не навязывание сложным системам путей развития, а на создание условий и сред; определенному смещению в трудовых идеях (к распределенному управлению); вниманию к общемировоззренческим идеям постиндустриальности (гибкости, изменчивости, многозначности).

Учитывая общую «адресную» ориентацию систем, а также специфику жилища и потребностей по отношению к нему (их глубину, необходимость включения личных аспектов, «интегральность» связей) – возможно при ПИ-персонализации и работе на микрорынки в жилище, наиболее эффективным будет использование идей средового подхода и социо-ориентированной демократической архитектуры. Данная сфера признает многообразие потребностей обитателя, дает возможность более качественно и эффективно в масштабах, нужных для постиндустриальности, представить его, вовлечь в проектно-строительный процесс через широкий диапазон методов и форм соучастия.

Демократическая архитектура дает наиболее близкие к персонализации методы работы с обитателем, перекликающиеся с идеями «со-создания» и «со-творчества», кастомизации [16], субъективизации качества, включения в создание стоимости – интерпретируя свойства ПИ-знания в жилище. Постиндустриальность способна вовлечь пласт данных архитектурных идей, сплавляя их с высокоинформационными (при рассмотрения их с точки зрения не «утопического» подхода, но, как отмечал А.В. Иконников,– «инструментального») [11,13].

Подход дает возможность включения в жилищную рациональность пласта социо– культурных идей – «индивидуализированного» общества и создания жилой среды, эффективной для него (интерпретирующей всю его сложность: усложнение социо-культурной ткани, качественно новый уровень субъективизации социальных процессов и интерперсонализации, соответствие неунифицированным интересам); экономических – новых, сближающих производство и потребление ПИ-отношений4; воплощения многозначных, диалогических стратегий, профессиональных идей эффективности создания жилой среды в синтезе мнений, пласта средовых предложений, практик средообразования, «включенного» проектирования.

4 ПИ – постиндустриальный, постиндустриальность (ПИ-знание).

Таким образом, согласно используемому в статье подходу, возможно говорить о формировании определенной постиндустриальной модели. Ее можно оконтурить как сложное явление, синтез множества следующих аспектов:

Рис. 3. ПИ-модель и рациональность как не исчерпывающаяся технологическими аспектами, но включающая совокупность множества компонентов и рациональных идей – от идей экономической эффективности, представлений о рациональной структуре, объемах, до изменений в распределении, рынках, потребностях – обладающих сложной структурой связей и только в синтезе формирующих общую постиндустриальную модель

Что указанное выше дает в плане архитектурных особенностей жилища и практики?

Возможно прогнозировать определенный спектр особенностей:

На основе данных реализующихся свойств возможно вывести особенности архитектурного процесса, а также предложить варианты архитектурных решений жилищ на разных уровнях организации среды (жилой ячейки, группы, района), предполагаемые в ПИ. Выявлена методика рационального проектирования. Все это возможно свести в матрицу с единой логикой – от особенностей модели к методам и архитектурному результату как реализации ПИ-метода (Рис. 4).

Рис. 4. Матрица методик становящихся эффективными в рамках постиндустриальной модели

Рис. 5. Синтез экономики, современных методик управления, менеджериальных идей, может создать системы, комплексно выходящие за рамки индустриального развития, задав возможности, сложно представимые в индустриальности. Возможно не использовать современные технологии для воспроизводства традиционных форм, практик (как это делается, например, в современном Китае) – но выйти за рамки технологий (объединив их в системы, произведя синтез с экономикой, менеджментом, социальными идеями) – использовав для полной индивидуализации среды. Слева, выставка жилых домов, созданных с помощью 3D-принтера в промышленном парке провинции Цзянсу компания Shanghai WinSun6

6 Фото [Электронный ресурс]. – Режим доступа: 3dprint.com, xinhua News Agency\REX

Рис. 6. Пример такого рода «постиндустриального соучастия» – проект Plus Home Arabianranta – спроектирован в Интернете в режиме динамической увязки потребностей людей (фирма PLUSMODULE). Показывает, что процессы становятся всё заметнее

Рис. 7. Компания Ponoko – платформа, объединяющая в виртуальное предприятие несколько разнородных гибких производств, позволяя осуществлять их «сотовые» конфигурации (используя ИТ инфраструктуру) для производства сложного товара. Включение «со-творчества» и других ПИ-информационноемких решений, способствует эффективному адресному изготовлению продуктов (от мебели, до посуды, товаров для дома и т.д.). Иллюстрация показывает возможности комбинации различных гибких технологий для полной персонализации среды – персонализованного изготовления всего комплекса окружающих предметов7

Пример показывает формирование в постиндустриальности своих связей, синтеза экономики, менеджиральных аспектов, структур управления, технологий, идей управления для эффективной ПИ-персонализации (возможности быстро и эффективно реализовать адресное производство).

Рис. 8. Концепт лаборатории (N)certainties – Франсуа Роше. Идея строить не просто «быстрее больше и дешевле», но и включить влияние на структуру социума. Городские сверхобразования которые постоянно наращиваются робототехнически, изменяясь и дополняясь, исходя из конкретных потребностей обитателей. Получился постоянно меняющийся организм, мегаструктура, которая в каждый момент времени представляет собой сиюминутный «сплав социального договора жителей» (напоминая концепцию web 2.0, по которой функционируют wiki-сайты)8

7 http://www.technologyreview.com/business/19678/page1/

8 http://theoryandpractice.ru/posts/1754

В целом установлена возможность реализации в постиндустриальный период многоплановых жилищных стратегий, создания жилой среды более высокого социо– архитектурного качества (Таблица 1).

Таблица 1. Индустриальная и постиндустриальная жилищная рациональность, краткие сравнительные характеристики архитектурных концепций двух эпох

Таким образом, понимание комплексности (системности) как индустриальных, так и постиндустриальных жилищных предложений и работа с ней, дает возможность более глубокого осмысления жилищных процессов, позволяет учесть в жилище множество связей и аспектов, выявив причины неудач одних, казавшихся эффективными профессионально, архитектурных проектов и успешности других – и в конечном итоге создать системы, сложновообразимые на предыдущем этапе.

Рассмотрение методов во всей их широте позволяет повысить качество архитектурных предложений, глубже вовлечь архитектора в жилищные процессы, увеличив его роль. Неприятие модернистскими архитекторами множества социальных, экономических аспектов, оценка их как «вне-архитектурных» привели к созданию ограниченного в социальном, художественном и производственном плане жилища (и систем его производства). Комплексное рассмотрение процессов, учет широты связей, позволит повысить качество новых разрабатываемых в XXI веке архитектурных предложений, методик рационального проектирования, проектных стратегий и систем, и не повторить ошибку модернистов, создав дегуманизированное, неспособное к развитию и адаптации жилище, но уже с новыми системами и технологиями.

Возможно, понимание комплексности, будет способствовать поиску иных целостных постиндустриальных моделей, где по-другому синтезируются новые аспекты – так же изначально структурно ориентированных не на массовость, но на многообразие, меняющих весь комплекс компонентов и связей – систем выходящих за рамки ИНД, и опирающихся уже на ПИ социо-культурные производственно-экономические и другие идеи.

Литература

  1. Gauthier, D. BURST*008, Museum of Modern Art / D. Gauthier // Architectural Design. – 2009, – № 2. – pp. 18-22.

  2. Проект Dom Indors [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://asmbld.com/dom– indoors

  3. The Future is Here Factory 2013 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://designmuseum.org/exhibitions/touring-exhibitions/exhibitions-for-hire/the-future-is– here-touring-exhibition

  4. Habraken, N. J. Supports: An Alternative to Mass Housing / N. J. Habraken.– London : Architectural Press, 1972. – 97 p.

  5. Gropius, W. The New Architecture and the Bauhaus / W. Gropius. – Cambridge, MA : MIT Press, 1965. – 112 p.

  6. Giedion, S. Building in France, Building in Iron, Building in Ferroconcrete / S. Giedion. – Santa Monica : The Getty Center for the History of Arts and Humanities, 1995. – 237 р.

  7. Иконников, А. В. Архитектура ХХ века. Утопии и реальность / А. В. Иконников. Т. 1. – М. : Прогресс–Традиция, 2001. – 656 с.

  8. Гелбрейт, Д. Новое индустриальное общество / Д. Гелбрейт. пер. с англ. под ред. Д. Травина. – М. : АСТ, 2004. – 602 с.

  9. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество / Д. Белл; пер. с англ. под ред. В. Л. Иноземцева. – М. : Academia, 1999. – 788 с.

  10. Тоффлер, Э. Третья волна / Э. Тоффлер. пер. с англ. под ред. П. С. Гуревича. – М. : АСТ, 2002. – 783 с.

  11. Рыбаков, С. Н. Постиндустриальная жилищная рациональность как комплексная альтернатива индустриальным подходам /С. Н. Рыбаков // Academia РААСН. – 2013. – № 3. – C. 5-12.

  12. Кияненко, К.В. Социальные основы архитектурного формирования жилой среды: учебное пособие / К. В. Кияненко. – Вологда: ВоГТУ, 1999.

  13. Кияненко, К. В. Войти в реку индустриализации 2 / К. В. Кияненко, С. Н. Рыбаков // Архитектурный Вестник. – 2009. – № 1(106). – С. 58-63.

  14. Drucker, P. The Age of Discontinuity. – NY : Harper & Row, 1969. – 394 p.

  15. Иноземцев, В. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы / В. Л. Иноземцев. – М. : Логос, 2000. – 304 с.

  16. Piller, F. Co-Creating Value of Customers: Mass Customization and Beyond // Piller F., Hilgers D., We-Magazine. – №1(2008). – С. 92-98.

  17. Poler, R. Intelligent Non-hierarchical Manufacturing Networks / R. Poller, L.M. Carneiro, T. Jasinski. – London, UK: Wiley, 2013. – 448 p.

Оригинал статьи
twitter.comfacebook.comvk.comconnect.ok.ru
Если вы являетесь правообладателем данной статьи, и не желаете её нахождения в свободном доступе, вы можете сообщить о свох правах и потребовать её удаления. Для этого вам неоходимо написать письмо по одному из адресов: root@elima.ru, root.elima.ru@gmail.com.