elima.ru
Вход
СтатьиГрадостроительство. Территориальное планирование. Урбанистика

Мезо-пространства городской среды

А.В. Крашенинников

Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия

Аннотация

Статья продолжает серию публикаций по когнитивной урбанистике ‒ новому научному направлению, которое систематизирует представления людей об архитектурном пространстве. Цель исследования – изучение так называемого «средового поведения», то есть деятельности и общения людей в архитектурном пространстве. Объект исследования – публичные пространства города, к которым относятся наиболее важные участки территории общего пользования. Предлагается метод – стратификация общественного пространства на проектные комплексы ‒ «мезо-пространства». Мезо-пространства – это непосредственное окружение места деятельности, которое мы можем окинуть взглядом и проконтролировать. Предлагается классифицировать мезо-пространства при помощи характерного типа неформального социального контроля. Сoгласно концепции О. Ньюмана, социальный контроль различается по источнику – на персональный / публичный, и по интенсивности (продолжительности) – на постоянный / временный. Для решения вопросов социального комфорта, целостности и масштабности городских пространств предлагается метод стратификации разделить городской ландшафт на взаимосвязанные проектные комплексы, определить для них основные сценарии и действующих лиц, обеспечить не только удобство и комфорт, но также найти смыслы и значения. Теоретические модели мезо-пространств дают концептуальную основу для рекомендаций по архитектурной и градостроительной организации участков территории общего пользования. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 13-00-00001 а.

Места на территории общего пользования

В международной конкуренции городов общественные пространства служат индикатором социально-культурной среды, определяющим привлекательность города или его градостроительный потенциал. Очевидно, что улучшая качество городской среды, мы создаем более позитивный образ города и, как следствие, повышаем его рейтинг. Идеи о взаимодействии образа и формы города становятся все более актуальными. Фундаментальные наблюдения в этой области были опубликованы в книгах и статьях К. Линча, В. Глазычева, А. Гутнова, Н. Шульца, Р. Соммера, А. Высоковского, К. Доксиадиса, К. Александера, А. Раппопорта, А. Кияненко, М. Савченко. Можно говорить о формировании целого направления в исследовании и проектировании города. Рекомендации по проектированию основаны на представлениях людей об окружающем пространстве, что, в конечном итоге, позволяет более эффективно использовать территориальные ресурсы.

Уильям Уайт в книге «Дизайн пространства»1 рассуждает о том, почему некоторые парки и площади города Нью-Йорка горожане охотно посещают, а иные обходят стороной. Он отмечает, что «степень освоенности территории зависит от эффективности обеспечения “функции” места: удобной локализации, функционального оснащения, приемлемой экологии (микроклимата)». Следуя методике функционального формообразования, необходимо представить и разделить территорию общего пользования на отдельные места. Исходя из сложившейся практики проектной деятельности, предлагается выделить три укрупненных масштабных уровня антропогенной среды:

1 Whyte W. The design of spaces // The City Reader / edited by R. T. Legates & F. Stout. 2nded. ‒ 2001. pр. 484 ‒ 490.

На каждом масштабном уровне по-разному проявляются общие законы гармонии и целостности; разные компетенции требуются от специалистов для решения практических задач, что мы и видим на примере дифференциации профессиональных компетенций дизайнеров, архитекторов, градостроителей, географов, экологов и других профессионалов, – исследующих, проектирующих, управляющих развитием пространственной структуры антропогенной среды.

Личные переживания и впечатления людей порождают ощущение места. «Места» и «события» составляют важную пару понятий когнитивной урбанистики. Место ‒ как элемент архитектурного пространства ‒ подчиняется законам архитектурной композиции. Событие – как элемент социального пространства – придает значение месту. У событий есть участники и зрители. У тех и других есть роли, а у сцены есть декорации. В отличие от классического театра, роли участников и зрителей часто меняются; соответственно, меняется и представление о назначении места действия. Отсюда следует первый тезис когнитивной урбанистики: «место» надо исследовать и проектировать как социально-пространственный комплекс. Место есть гибрид архитектурного пространства и представлений о нем – «архетипа». Осмысление социально-культурного и пространственного контекста поведения людей в городской среде позволяет корректировать решения в области городского дизайна, планировки территории, территориального планирования.

Место как архетип социального пространства

Социальное пространство является отражением физического и «стремится реализоваться» в архитектурном пространстве «более или менее полно и точно» [1, C.53]. Однако архитектурное никогда не совпадает полностью с ментальным или социальным пространством2. Архитектурное и социальное пространство тесно взаимосвязаны и через образное восприятие, и через деятельность: место «приобретает значение» и набирает контекстуальные свойства только благодаря тем смыслам, которые присваивают ему действующие лица.

2 Архитектурное пространство ‒ это преобразованная часть географического пространства, которая присутствует как в обыденной, так и в профессиональной практике в виде ментальной карты, поделенной на места локализации определенных социальных событий. Границы локализации могут быть физически выраженными или условными, то есть не имеющими очевидного географического или предметного выражения [2].

Анализируя локализацию общепринятых социальных практик, Гидденс приходит к идее «районирования» социального пространства на зоны (макро-пространства), имеющие символические границы [3]. Символические границы означают сегментацию нашего представления о пространстве на отдельные архетипы. Архетип представляет собой паттерн, который отражается в реальной жизни в виде определенного мировосприятия, поведения и соответствующего ему жизненного пространства. Архетип места действия выстраивается относительно субъекта деятельности: индивидуального человека, социальной группы или «территориальной общности» людей [11]. Архетипы микро-уровня выстраиваются как пространство персонального общения. Архетипы мезо-уровня как пространство общения, объединенное социальным статусом. Архетипы макро-уровня есть «контекст всех событий и материальная опора социальных практик» [5].

Первым и самым важным пространственным условием прямых социальных взаимодействий является дистанция (близость/удаленность) между участниками. На основании обзора литературы по когнитивной психологии [21] и средовому поведению [19], предлагается различать три диапазона социально значимых расстояний: дистанции персонального общения, дистанции социального контроля и дистанции пешеходной связности между субъектами деятельности и другими местами, что обуславливает три типологических ряда когнитивных моделей микро-, мезо-, макро-пространства.

Вторым фактором, обуславливающим характер социальных взаимодействий, является открытость/закрытость места деятельности [9]. Открытость/закрытость означает, прежде всего, присутствие или контроль со стороны других людей. Социальный статус или социальный контроль определяет допустимые для данного места занятия. О. Ньюман предлагает дифференцировать социальный контроль на персональный и публичный, постоянный и временный [18].

Таким образом, можно выделить четыре базовых типа мезо-пространства:

3 Классификация предложена О. Ньюманом [18]. Конечно, выделенные четыре типа социального контроля: персональный ‒ постоянный/временный и публичный ‒ постоянный/временный ‒ условные теоретические модели. Социальная практика городской жизни представлена разнообразными гибридами и сочетаниями этих базовых моделей.

Третьим пространственным фактором, регулирующим социальные взаимодействия, является интеграция/дифференциация пространственных ячеек, которая обуславливается устройством границ и буферных зон, разделяющих различные социальные сценарии [8]. Границы, изолирующие виды деятельности, могут быть представлены в виде буферных зон или физических преград: ступеней, перил, зеленых насаждений [6].

Исходя из вышеизложенного, в пространственной структуре архетипов (микро-, мезо-, макро-пространств) выделяются три пары качественных признаков: близость/удаленность, открытость/закрытость и связанность/разделенность ядер социальной активности.

Социальный контроль как основа типологии мезо-пространства

Место в архитектурном пространстве обладает социальным статусом, который проявляется в публичности или приватности места действия, а также принадлежности территории определенной группе людей. Социальный статус означает уместность тех или иных действий. Формальный контроль за поведением осуществляют, в первую очередь, лица, наделенные функциями обеспечения порядка. Помимо формального, существует неформальный контроль. Агентами неформального контроля выступают люди, находящиеся в общем визуальном пространстве. Внешним признаком социального контроля является присутствие других людей и идентификация места действия как публичного или приватного. Условиями формирования социального контроля является возможность увидеть, услышать других людей и, при необходимости, вмешаться в события.

Пространства социального контроля ‒ Мезо-пространства ‒ представляют собой места городского ландшафта, которые человек может не только охватить взглядом, но в которых он чувствует свою ответственность за происходящие на его глазах события и сопричастность им. Поэтому проектировать следует не только малые и большие архитектурные и ландшафтные формы, но и места нахождения людей. То есть, для эффективности использования пространства важно и расположение дорожек, входов и окон; и направление визуальных связей и маршрутов движения; и размеры и границы мест деятельности. Места социальной активности так же важны, как и физические объекты, их функциональное оснащение и освещение, и благоустройство участка.

Мeзо-пространство вписывается в физическое пространство улицы, занимая наиболее доступные и удобные площадки. Со временем эти площадки становятся узнаваемыми и связанными с привычными сценариями средового поведения. Социальный статус места определяет возможные сценарии поведения людей, а сценарии задают «тему» для архитектурной организации пространства. Для каждого сценария характерен свой уровень пространственного контакта с другими людьми, который выражается в пространственной обособленности или в присутствии других людей, а также в ощущении своей роли и ответственности за действия окружающих людей.

Архетипы и прототипы архитектурного пространства

Архитектурное пространство ‒ это организованное человеком пространство жизнедеятельности. Оно строится целенаправленно и является, в конечном счете, отражением мировоззрения и системы ценностей, а также мастерства всех, кто проектировал, советовал, строил, украшал и эксплуатировал объекты дизайна и архитектуры. Архитектурное пространство ‒ это «застывшая культура» смыслов, экономики и технологий. Аристотель полагал что пространство (топос) есть сумма всех мест, «динамическое поле, в котором существуют «направления и качества»4.

4 Aristotle: Space (topos) is a sum of all places, a dynamic field with directions and qualities.

Архетипы архитектурного пространства – это «служебные абстрактные идеи, полученные из умозаключений, основанных на наблюдениях». В отличие от архетипа (мыслительной структуры), прототип (паттерн) – это обобщенная схема физического пространства. Пространственная структура прототипа ‒ это инвариантная схема, направленная на решение определенной проблемы или обеспечение условий для определенного сценария.

Различная ценность пространства для разного рода занятий и процессов создает многообразные схемы прототипов при помощи:

Всякое место действия становится ядром мезо-пространства и точкой для макро-пространства. Ядро становится «якорной точкой», от которой пространство расширяется с разной мерой непрерывности (ритмом) в разных направлениях. Важные свойства конкретного пространства ‒ это его «централизация, направление и ритм» и, как следствие такой неоднородности, ‒ пульсация внимания и отношения людей к своему окружению [6].

Структура прототипа места различного масштаба (микро-, мезо-или макро-пространства) представляет собой «пространство полей и пространство потоков» [20]. Можно предположить, что в общем виде пространственную схему прототипа составляют следующие элементы: «ядра» социальной активности, «якорные точки», «маршруты» и «узлы».

«Ядра» социальной активности ‒ это места непосредственного нахождения людей. Видимое (но не используемое) пространство воспринимается как периферия. Периферия играет роль пространственного резерва, границы или «буфера» происходящих событий.

«Якорные точки» социальной активности ‒ это места притяжения людей, в роли которых обычно выступают входы и выходы из здания, остановки транспорта, достопримечательности, знаковые объекты, элементы инженерной инфраструктуры. Якорные точки становятся узловыми точками пешеходного движения, вокруг которых образуются ядра социальной активности.

«Маршруты» ‒ это линии движения, связывающие «якорные точки». Точки начала маршрутов также называют «фокусы», «порталы», «шлюзы». Маршруты идут по «направлениям» и образуют линейные, сетевые, облачные структуры.

«Узлы» ‒ это места пересечения «маршрутов». Узлы становятся вторичными ядрами активности, якорными точками и «тригерами» изменения сценария.

Суммируя вышесказанное, заметим, что существенными пространственными параметрами прототипов архитектурного пространства являются:

Четыре базовых модели городского мезо-пространства

Сценарии социальной активности реализуются в цепочке эпизодов, которые удобно классифицировать при помощи Диаграммы Средового Поведения (ДСП) [7]. Диаграмма представляет собой поле координат, образованное двумя осями: Людность и Подвижность (Рис. 1). На Диаграмме отдельные типы поведения описываются точками на поле координат. Цепочки типов поведения, описывающие определенный сценарий деятельности (прогулки с детьми, настольные игры и т.п.), обозначаются множеством точек на диаграмме5.

5 Архитектурно-социологические натурные обследования с применением диаграммы средового поведения были проведены в 2012 ‒ 2013 гг. студентами 5 курса в рамках научно-исследовательской работы кафедры Градостроительства МАРХИ «Социальные пространства городской среды». Задачей исследования было выявление наиболее освоенных участков городской среды и описание происходящей там социальной активности.

Рис. 1. Диаграмма средового поведения. Девять ячеек на диаграмме обозначают базовые микро-пространства [7]

На основании первого исследования (1985 – 1988 гг.) в городской среде были выделены две пары полярных мезо-пространств: двор – улица и сад – дорога. Теоретически обосновано еще 10 комбинированных моделей: общий двор, проходной двор, парадный двор (курдонер), аллея, бульвар, сквер, переулок, пешеходный перекресток, пешеходная площадь (плаза). Для каждой модели были определены оптимальные пространственные параметры: границы, размеры, ориентация визуальных связей. Предполагалось, что используя полученные модели и правила «конструктора», можно конструировать пространственную структуру городской среды, добиваясь оптимального соотношения «освоенности», «содержательности» и «комфортности» для людей [8].

Второе полевое исследование проводилось в 2013 – 2015 годах в Москве, Барселоне и Вологде. Количество определяемых на диаграмме типов поведения было сокращено с 36 до 9. Задача исследования состояла в поиске микро-пространств, соответствующих ячейкам диаграммы, и в выявлении поведенческих сценариев, характерных для различных форм социального контроля. Анализ планировочных схем 107 исследованных мезо-пространств позволил построить прототипы базовых мезо-пространств: улицы, двора, переулка, сквера (Табл. 1) [14].

Таблица 1. Четыре базовых мезо-пространства городской среды в застройке средней этажности (рисунки автора)

Пространственные характеристики базовых прототипов городских пространств

Элементы поведенческих сценариев «мизансцен городской жизни» на Диаграмме средового поведения

ДВОР ‒ пространство постоянного персонального контроля. Формируется перед окнами и со стороны входов в жилые дома. Якорной точкой пространственной структуры мезо-пространства служит именно вход в жилой дом. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый верхний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: ниша, стенка, тропа, скамейки. В функциональном плане важным условием является ограничение транзитного движения, безопасность для детей и защита от шума. В соответствии с действующими нормативами минимальная ширина палисадника вдоль корпуса для застройки средней этажности составляет 5 – 8 метров, что соответствует диаметру одного микро-пространства. Развитая структура прототипа двора состоит из 4 – 6 микропространств, что дает рекомендованную ширину дворовой территории перед входом в жилой дом в 20 – 30 м.

СКВЕР – пространство временного публичного контроля. Формируется вокруг небольших открытых участков без транзитного движения, окруженных зелеными насаждениями. Якорными точками выступают удобно поставленные скамейки, элементы уличного дизайна и прикладного искусства. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают правый верхний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: площадка, форум, скамейки, ниша. Пространственная структура мезо-пространства строится вокруг центральной площадки и формируется средствами ландшафтной архитектуры: геопластикой, разнообразными зелеными насаждениями, водными поверхностями, крупными деревьями. Минимальная площадь рекомендуется от 400 кв. м, глубина карманов вдоль аллеи -8-12 м.

ПЕРЕУЛОК – пространство временного персонального контроля. Формируется вдоль проходов и проездов между домами. Пространственная структура мезо-пространства строится вдоль линии движения людей. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый нижний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: тропа, стенка, угол, форум. В функциональном плане важным дополнением к публичному пространству служат места парковки автомобилей, места расположения площадок коммунального назначения и технические сооружения инженерной инфраструктуры. Минимальная ширина переулка ограничена расстоянием между окнами жилых домов, расположенных с противоположных сторон проезда, и составляет 20 м. Рекомендуемая ширина – с учетом проезда, двухсторонней парковки и санитарного разрыва от автомашин до окон жилых домов – около 40 м. Длина или протяженность мезо-пространства ограничена дистанцией в 100-150 м.

УЛИЦА – пространство постоянного публичного контроля. Формируется на основе концентрации объектов общественного назначения перед входами в общественные здания, рядом с остановками общественного транспорта, вдоль маршрутов интенсивного движения людей. Наиболее характерные эпизоды социальной активности занимают левый нижний сектор на Диаграмме средового поведения и выражаются в таких микро-пространствах, как: угол, узел, форум, тропа. Непрерывность пешеходного пространства нарушается проезжей частью и островками функциональных объектов, из-за чего пространственная структура мезо-пространства получает пустоты и рваный контур границ. Пустоты могут быть заняты объектами культуры и искусства, информации, рекламы, временными и передвижными точками и площадками выступлений уличных артистов. Максимальная ширина мезо-пространства ограничена возможностью рассмотреть людей на противоположной стороне, поэтому ширина должна быть не менее 40 – 50 м. В то же время, если проезжая часть улицы шире 20 м, а плотность людей недостаточна для создания условий публичного контроля, пешеходную зону лучше делать односторонней, шириной не менее 12 -20 м.

Наблюдение за жизнью общественных пространств в современной жилой застройке показало, что традиционные формы городских пространств – такие, как квартал, сквер, переулок, бульвар, площадь – постепенно «прорастают» даже в микрорайонах, построенных по моделям модернизма. В эпоху постмодернизма «традиционную» среду пытались имитировать или изобразить. Комфортную жилую среду можно вырастить, если знать закономерности формирования социально-пространственной структуры городской среды. Задача архитектора состоит не столько в декорировании городской среды, сколько в режиссуре всего «спектакля» городской жизни путем организации «места действия» и оформления мизансцен. Социальный сценарий освоения публичного пространства определяет комплекс пространственных требований к организации среды. Поскольку поведение и место деятельности взаимосвязаны как на психофизиологическом, так и на социокультурном уровне, то сценарий освоения публичного пространства можно использовать в градостроительном проектировании как технологическую схему функционально-пространственной организации архитектурного пространства.

Основные темы базовых моделей мезо-пространств

Тема в социальной психологии – это характер. С одной стороны, тема «определяет единую всеобъемлющую атмосферу», а с другой – конкретную форму и вещественность элементов, образующих пространство. «Всякое реальное присутствие внутренне связано с неким характером» [6]. Если у места есть характер, то можно сказать, что есть и темперамент. Гиппократ полагал, что темперамент зависит от «определенного образа жизни человека и климатических условий ее протекания». Применяя это утверждение в обратном порядке, можно допустить, что характер места определяется происходящими событиями и физическими условиями среды. В качестве гипотезы предположим, что базовые архетипы места должны отличаться по темпераменту, т.е. доминирующая тема архитектурной организации места деятельности может быть лучше раскрыта при ее сравнении с классическими психотипами – темпераментами. Согласно нашим наблюдениям, «двор» ассоциируется с флегматиком; «сад»– с меланхоликом; «улица» – с холериком; «переулок» – с сангвиником (Табл. 2).

Таблица 2. Сопоставление четырех классических темпераментов с базовыми мезо-пространствами городской среды (предложение автора)

Темперамент человека

Тип социального контроля “места “

Сильный, уравновешенный, инертный – флегматик

Постоянный персональный контроль – локальное закрытое пространство – «двор»

Сильный, уравновешенный, подвижный – сангвиник

Временный персональный контроль– закрытое транзитное пространство – «переулок»

Сильный, неуравновешенный тип с преобладанием возбуждения – холерик

Постоянный публичный контроль – открытое транзитное пространство – «улица»

Слабый тип – меланхолик

Временный публичный контроль – локальное открытое пространство – «сад»

Следующим важным следствием сопоставления основных темпераментов и пространственной структуры места действия могли бы стать рекомендации по оформлению ведущей темы мезо-пространства. Художественно осмысленная тема лежит в основе архитектурной композиции, а ее воплощение каждый архитектор определяет самостоятельно (Рис. 2).

Рис. 2. Обобщенные схемы четырех базовых мезо-пространств (рисунок автора)

Заключение и выводы

Архитектурное пространство проектируется как место деятельности социальных групп или место совершения социально значимых событий. Далее форма архитектурного пространства живет своей жизнью, часто с другим функциональным наполнением. История архитектуры дает нам много примеров подобного использования зданий и городских пространств. Однако глаз всегда выделяет осмысленное и продуманное окружение, более благоприятное для людей. Как было показано в статье, поведение и место деятельности взаимосвязаны как на психофизиологическом, так и на социокультурном уровне, что создает фундаментальную основу для моделирования и проектирования городской среды под определенные сценарии. Когнитивные модели мезо-пространств представляют собой умозрительные конструкции, основанные на впечатлении о действиях отдельных лиц и людей; границы определяются их включенностью в «общую жизнь».

Пространственная структура «места» отражается с помощью мыслительных структур – архетипов. Архетипы ассоциируются с определенными пространственными схемами-прототипами. При помощи прототипов возможно описать структуру физического пространства различного масштаба.

Предложенные в статье базовые модели мезо-пространств позволяют систематизировать представления жителей об архитектурном пространстве и практически могут быть использованы в прогнозировании, программировании, проектировании и мониторинге пешеходного пространства современного города. В дальнейшем предстоит провести исследования в различных городах и наполнить эти модели конкретным содержанием.

Характеристики архитектурного пространства, с одной стороны, являются условиями жизни его обитателей, а с другой стороны, определяются этими обитателями: их числом, интенсивностью взаимодействия, сложностью сценариев и разнообразием социальных практик. Социальные сценарии составляют социальные практики, социальные практики локализуются в макро-пространстве. О макро-пространствах будет подробно написано в следующей статье из этой серии [9,10].

Литература

  1. Физическое и социальное пространство // Социология социального пространства. – М. : Институт экспериментальной социологии. – СПб. : Алетейя, 2007. – С. 49 – 64.

  2. Вебер, М. Город // Избранное. Образ общества. – М. : Юристъ, 1994.

  3. Гидденс, Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. – М. : Академический проект, 2003.

  4. Зиммель, Г. Большие горoда и духовная жизнь // Логос. – 2002. – № 3. – 4(34).

  5. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М. : ГУ-ВШЭ, 2000.

  6. Кияненко, К. В. О феномене, структуре и духе места у К.Норберг-Шульца // Архитектурный Вестник. – 2008. – №3 (102).

  7. Крашенинников, А. В. Апробация диаграммы средового поведения // Наука, образование и экспериментальное проектирование: Материалы межд. науч.-практ. конференции 8 – 12 апр. 2013 г. Сб. статей. – М. : МАРХИ, 2013. – C. 264 – 268.

  8. Крашенинников, А. В. Жилые кварталы. Реконструкция и модернизация зданий и комплексов. Под ред. А. Н.Белкина и др. – М. : Высшая школа, 1988. – 87 c.

  9. Крашенинников, А. В. Социально-пространственная структура пешеходного пространства // Международный электронный научно-образовательный журнал "AMIT" 12:08 06.07.2017: http://marhi.ru/AMIT/2012/4kvart12/krasheninnikov/abstract.php

  10. Крашенинников, А. В. Микро-пространства городской среды 12:08 06.07.2017: http://www.marhi.ru/AMIT/2014/4kvart14/krash/abstract.php

  11. Мержанов, Б. М. Социальное развитие и город. Философские и социологические аспекты. – Л. : Наука, 1979.

  12. Филиппов, А. Ф. Элементарная социология пространства // Социологический журнал. – 1995. – №1. – C. 45 – 69.

  13. Хейдметс, М. Феномен персонализации среды: теоретический анализ // Средовые условия групповой деятельности. – Таллинн: Тал. пед. ин-т, 1988. – С. 7–57.

  14. Широкова, Л. А. Социокультурный потенциал места // Наука, образование и экспериментальное проектирование: материалы межд. науч.-практ. конференции 8-12 апр. 2013 г. Сб. статей. – М. : МАРХИ, 2013.

  15. Юнг, К. Архетип и символ. – М. : Renaissance, 1991.

  16. Krasheninnikov, A. Scenario-based planning and design of pedestrian realm / Сценарное проектирование пешеходного пространства // Academia& edu. 2015. 12:08 06.07.2017: http://www.academia.edu/12556813

  17. Labrouste, H. Structure brought to light / Labrouste H., Bélier C., Bergdoll B., Le Cœur M., Bressani M., Museum of Modern Art (New York N.Y.), Cité de l'architecture et du patrimoine (Paris France), Bibliothèque nationale de France. – New York : Museum of Modern Art, 2012. – 270 s.

  18. Newman, O. Defensible Space: Crime Prevention Through Urban Design. Macmillan, 1972. – 264 s.

  19. Environment and Behavior: Planning and Everyday Urban Life / Porteus D.: Addison-Wesley Pub. Co, 1977. – 460 s.

  20. Shane, D. G. Recombinant Urbanism: Conceptual Modeling in Architecture, Urban Design and City Theory, 2005.

  21. Solso, R. L.Cognitive psychology. – Boston: Allyn and Bacon, 2001. – xix. – 602 s.

  22. Personal space; The behavioral basis of design. A Spectrum book / Sommer R. – Englewood Cliffs, N.J. Prentice-Hall, 1969. A Spectrum book. --xi. – 177 s.

Оригинал статьи
twitter.comfacebook.comvk.comconnect.ok.ru
Если вы являетесь правообладателем данной статьи, и не желаете её нахождения в свободном доступе, вы можете сообщить о свох правах и потребовать её удаления. Для этого вам неоходимо написать письмо по одному из адресов: root@elima.ru, root.elima.ru@gmail.com.