elima.ru
Вход
СтатьиПрочие статьи

Пути развития современного производства России и их влияние на практику архитектурного проектирования

Е. В. Сазыкина

Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия

Аннотация

В статье приведены принципы взаимосвязи технологических и научных новаций с архитектурно-планировочными решениями предприятий промышленности. Рассмотренная эволюция промышленной архитектуры под влиянием технологического прогресса дает возможность прогнозирования тенденций дальнейшего архитектурно-пространственного развития производственных зданий. Затронут вопрос реиндустриализации, важной для нашей страны по причине актуализации импортозамещения и обновления производственной базы. Выявлены технологические потребности нового актуального производства, а также требования современного общества к объектам промышленной архитектуры.


Развитие промышленной архитектуры начинается с появления в XVII веке мануфактур, когда производственный процесс впервые перемещается в отдельно стоящие здания и начинается постепенный поиск их наиболее эффективных художественных, пространственных и конструктивных решений. За несколько веков своего существования промышленная архитектура успела пережить взлеты и падения. Середина ХХ века стала эпохой наиболее интенсивного практического и теоретического ее развития. В это время шло массовое строительство промышленных объектов на территории Европы, США и СССР. Для нашей страны характерно развитие производственной базы на основе крупных государственных предприятий, заводов-гигантов, строительство которых дало толчок к урбанизации и интенсивному росту городов, а также освоению новых территорий.

Яркой иллюстрацией этого процесса может служить строительство химического комбината и города в Бобриках (современный Новомосковск), которое оказалось одной из крупнейших строек первой пятилетки (1928—1932). Со строительством в 1934 году Сталиногорской ГРЭС и двумя годами позднее фенольного завода город становится крупным центром химической промышленности мирового значения. Строительство промышленных объектов разворачивается параллельно строительству жилых кварталов города. В данном случае, по причине больших вредностей предприятия, выбор места селитебной застройки происходил с учетом розы ветров на удалении в 12 километров от промышленной зоны. Идея пространственного отдаления вызвала негативную реакцию в руководстве: забота о создании здоровой воздушной среды для жителей увеличивала стоимость проекта на создание транспортного сообщения между южной и северной частями города. Однако очень скоро основным градостроительным принципом в размещении производства становится именно изоляционный, основывающийся на функциональном зонировании территории и пространственном разделении промышленной и жилой застройки.

Еще одним примером может быть промышленное развитие Екатеринбурга. После того как в 20-30 годы ХХ века он становится административным центром Уральской области, начинается активное развитие частного производства: в большом количестве появляются пекарни, швейные и сапожные мастерские, небольшие заводы по металлообработке. Но пик развития города наступает вместе с индустриализацией, когда возводятся крупнейшие в России предприятия и жилые кварталы для их работников. В Екатеринбурге строятся самые мощные заводы в России – «Уралмаш», «Дормаш» (будущий «Уралкомпрессор»), «Уралэлектромашина» («Эльмаш»), Уральский турбомоторный, завод тяжелого химического машиностроения («Химмаш») и многие другие.

Однако начиная с 1980-х годов наблюдается резкий спад развития промышленной архитектуры во всем мире и кризис ее идеологии в целом, обусловленный резкой критикой существующей экономической и политической системы, а также плохой экологической ситуацией и обилием упрощенных типовых архитектурно-художественных решений, способствовавших снижению качества среды. В это время появляется и популяризируется определение постиндустриального общества, которое должно прийти на смену индустриальному благодаря изменениям в мировой экономической структуре, что, в результате, подразумевает становление нового идеала качества жизни для всего человечества. Архитектурные и градостроительные концепции, популярные всего десятилетие назад, перестают быть актуальными.

Впервые термин «постиндустриальное общество» был употреблен американским социологом Д. Беллом [10], и на волне увлечения идеями экологичного, здорового образа жизни был быстро веден в обиход социологами, экономистами и журналистами. В ряде работ [4,5,10] была разработана концепция общественного развития, которая подразумевала три этапа или периода развития промышленного общества: аграрный, индустриальный и новый – постиндустриальный. В качестве основной черты последнего отмечается преобладание и наивысшая ценность теоретических знаний, информации. Университеты становятся центральным местом их продуцирования и аккумуляции, а основными движущими силами развития общества считаются наука, образование и культура. Промышленная архитектура, еще недавно бывшая основным источником вдохновения, оказывается в упадке. Творческие поиски архитекторов концентрируются на жилых и общественных зданиях.

Современная классическая периодизация хронологического развития промышленной архитектуры, приводимая в работах В.В. Алексашиной, В.И. Вершинина [1,2], и выделяющая четыре основных этапа, позволяет провести её прямую зависимость от технологических промышленных революций, повлекших за собой кардинальные изменения в общественно-социальной структуре общества и нашедших непосредственное отражение в архитектуре. Следствием каждого этапа технологического развития было становление определенного типа городской застройки.

Первая промышленная революция способствовала развитию типа многоэтажного компактного промышленного здания и повлекла за собой образование высокоплотной городской застройки с чересполосицей жилых и промышленных зон. После второй промышленной революции начинается массовое образование громадных промышленных пригородных зон, выносимых за пределы жилой застройки и развивающихся горизонтально. В СССР эта тенденция получила распространение в строительстве промышленных комплексов и районов, проектированием которых занимались отдельные крупные специализированные институты1. На практике такая ситуация нередко приводила к несогласованности внутренней инфраструктуры различных по своей функции зон, резкому пространственному разделению мест приложения труда, отдыха и быта, а также психологическому отторжению территорий промышленной застройки у населения. Это в очередной раз подчеркивает важность образования единого комплексного подхода к проектированию селитебной и промышленных территорий.

1 Такие как Государственный союзный институт по проектированию металлургических заводов (Гипромез), Государственный институт по проектированию организация энергетического строительства (Оргэнергострой) Минэнерго СССР, Государственный проектный институт N 6(ГПИ-6) Министерства строительства СССР Гипроэнергопром, Центральный институт типового проектирования (ЦИТП) Госстроя СССР и другие.

Настоящее положение в мировой экономике многими специалистами расценивается как начало периода третьей промышленной революции [3,10]. Поэтому изучение принципов взаимосвязи технологических и научных новаций с архитектурно-планировочными решениями дает возможность прогнозирования тенденций дальнейшего архитектурно– пространственного развития производственных зданий.

Понимание нового этапа развития общества как деиндустриализации, привело к ряду социальных и экономических проблем, затронувших, в первую очередь, развитые страны. На примере собственного государства мы можем проследить хронологию строительства и закрытия крупных градообразующих предприятий, комбинатов и комплексов. В начале XXI века были массово закрыты многие часовые заводы: второй Московский часовой завод «Слава» (2006), Челябинский часовой завод «Молния» (2009), Пензенский завод «Заря» (1999), Угличский завод «Чайка» (2009); заводы теле– и радиопромышленности «Рубин» и «Рекорд» в Москве, «Вега» в Новосибирске, массово закрывались машиностроительные и станкостроительные заводы.

Результатом закрытия промышленных центров и деградации промышленных районов стали увеличение безработицы, спад развития отдельных регионов, образование большого количества неблагоприятных и заброшенных территорий, в которые за отсутствием должной эксплуатации превратились производства. В настоящий момент большая часть экономистов и социологов признает несостоятельность концепции постиндустриального общества, вводя новые определения – реиндустрилизация, сверхиндустриализация, которые сводятся к необходимости создания новых производств, замещающих старые на качественно новом уровне. Такие идеи присутствуют в работах экономистов Питера Фердинанда Драккера, Лестера Карла Туроу, Джона Кеннета Гэлбрейта, политологов Маршалла Голдмана, Фрэнсиса Фукуямы [7].

В нашей стране в последние годы политики и лидеры государства также говорят о необходимости обновления производственной базы, развития не только добывающей промышленности, но и сектора обрабатывающего производства, новых наукоемких технологий, наращивания производства новейших материалов. Начиная с 2014 года, актуализируется проблема импортозамещения товаров и технологий. В качестве основных предпосылок развития промышленного производства в России можно выделить следующие:

Некоторые, пока недостаточные для разговора о мощном подъеме промышленности, примеры осуществления этих намерений мы уже можем видеть. В феврале 2015 года в Новочебоксарске в Чувашии открыт завод по производству фотопреобразовательных модулей «Хевел». Стоит отметить, что целью этого проекта является создание в России высокотехнологичной отрасли солнечной энергетики. Близок к завершению масштабный проект «Мираторг» в Брянской области, включающий в себя комбикормовый завод, элеватор, семь птицеферм, инкубаторий (75 миллионов яиц в год), 12 птицеводческих площадок, комплекс по переработке мяса птицы (100 тысяч тонн в год). Производственный комплекс «Нэфис-Биопродукт» в Татарстане, включающий построенный в 2015 году маслоэкстрационный завод, завод рафинации масел и завод по выпуску бутилированного масла, майонеза и соусов, увеличил мощности до возможности переработки 1 млн тонн маслосемян в год. В 2014 году было завершено строительство северного оптического потока – линии связи длиной более 3520 км, связавшего Западную Сибирь с Екатеринбургом.

Современная промышленная архитектура в ближайшее время должна пережить новый этап становления своей формы и идеологии. Чтобы выработать архитектурно-пространственные решения, необходимо понимать требования современного производства и общества.

Технологический процесс является основой промышленной архитектуры, которая непосредственно связана с его изменениями. Вместе с возвращением значимости промышленной составляющей экономики, необходимо понимание технологических потребностей нового актуального производства. Не менее важным является удовлетворение требований, предъявляемые к нему, среди которых подчеркивается значимость экологической безопасности отдельного объекта и всей производственной структуры.

По мнению ряда специалистов [4,5], основу третьей промышленной революции составит компьютеризация технологического процесса. Важно понимание того, что происходящие изменения затрагивают не только сам принцип производства и определяют новые параметры необходимого оборудования, но способствуют изменениям во всех взаимодействующих сферах. Новый виток развития приведет к смене парадигмы современного общества, способствуя становлению новой системы ценностей и переосмыслению приоритетов, в том числе в сфере архитектуры.

В целом современное направление развития идеологии характеризуется гуманизацией среды и экологизацией всех сфер жизнедеятельности человека, которые начинают восприниматься как часть природы, наивысшую ценность приобретает сохранение естественной среды обитания, биосферы. Архитектура как вторая природа – неживая и рукотворная – максимально приближается к естественной среде и интегрируется в нее, предполагается гармоничное встраивание городских и пригородных пространств в окружающую природную среду.

При определении тенденций развития промышленной архитектуры XXI века важно понимание основных характеристик и свойств современного производства, его технических, пространственных потребностей, предъявляемых к нему требований.

Среди наиболее важных тенденций развития производства стоит перечислить следующие: создание системы энергообеспечения с использованием возобновляемых источников энергии; проектирование производства в концепции устойчивого развития как экологически безопасного объекта; включение производственных объектов в единую коммуникативную, транспортную и энергетическую системы; переход от массового производства к индивидуальному; появление отраслей производства, основанных на сочетании различных функций. Рассмотрим каждую из тенденций подробнее.

В первую очередь, новый этап развития производства основывается на переходе на альтернативные виды источников энергии, которые можно характеризовать как возобновляемые, природные и экологически-нейтральные. Целью является создание системы самообеспечения здания энергией с возможностью передачи избытка другим объектам. Таким образом, здание является частью системы или комплекса не только в функционально-пространственном смысле, но и в энергетическом. В данном случае некоторые виды промышленности могут быть весьма эффективны, т.к. выделяемая в процессе производства энергия может быть использована для нужд близлежащих жилых районов. Перенаправление энергетического потока в течение суток также является эффективным вектором развития. Так в рабочее время суток, наибольший поток нацеливается на обеспечения необходимых мощностей предприятия, где находится большая часть рабочего населения, а в остальное время, когда производство закрыто и требует минимального обеспечения, поток энергии переходит в близлежащие жилые районы. Такая система широко поддерживалась в работах известного английского архитектора Николаса Гримшоу [11]. Эффективное использование энергии является одним из основных пунктов экологически устойчивой экономики и архитектуры, как ее составной части.

Создание такой системы подразумевает комплексный подход в проектировании производственного объекта в составе окружающей селитебной территории. Фактически это переход к новой стадии многофункционального комплекса, который будет охватывать, помимо жилья, административных и офисных строений, производственные структуры, которые по своим характеристикам могут быть интегрированы в эту систему.

В архитектуре это выражается в необходимости использования и устройства новых видов энергосистем – от уже приобретших популярность солнечных батарей до разрабатывающихся и совершенствующихся технологий получения энергии при переработке отходов и биоматериала. Отдельные проекты по переработке биомассы в целях получения энергии уже существуют, однако пока сложно представить, в какой форме они могли бы существовать в более крупном масштабе. Сегодня самым перспективным направлением считается создание системы переработки бытового мусора с параллельным выделением энергии.

Проблема эффективного энергообеспечения является частью более широкого вопроса экологичного внедрения промышленности в городскую среду. Сегодня экология во всей практической деятельности человека поставлена во главу угла. В последние годы большую популярность приобретает концепция устойчивого развития, которая, несмотря на отсутствие единого определения из-за сложности объединения всех ее составляющих, подразумевает создание эффективной среды, которая на всем протяжении своего существования и возможных последующих трансформаций будет гармонично сосуществовать с естественной средой, не нанося последней вреда и поддерживая ее.

Для промышленного строительства эта тема наиболее актуальна, т.к. основой деградации производственных территорий являлись их низкие экологические показатели. Само определение экологичности в архитектуре на данный момент очень широко и требует решения таких проблем как:

Идеалом «зеленой» промышленной эры является создание чистого производственного процесса и его естественное объединение с окружающей природной средой. Подобная идея создания зеленого производства не оригинальна. В своем проекте 1942 года Зеленого завода в Мутье-Розей архитектор Ле Корбюзье хорошо отражает идеологию того времени и предлагает создание комфортной для рабочих среды, устройство большого количества озеленения, внесение природных элементов в архитектуру посредством пространственного объединения экстерьера и интерьера через остекленные части фасада. При этом много внимания уделяется четкости и рациональности технологической линии [2]. Однако в середине ХХ века еще не было технологических возможностей создания экологически нейтрального производства, и принятая в 1933 году Афинская хартия, одним из главных идеологов которой является Ле Корбюзье, предусматривает пространственное разделение жилой и промышленной территории.

Сегодня экологическая нейтральность с точки зрения промышленной архитектуры решается на нескольких уровнях. В первую очередь, это безопасность технологического процесса, которая во многом зависит от технического обеспечения и необходимого контроля. В данном случае архитектура может своими средствами подчеркивать эффективность и качественность применяемого оборудования. Во-вторых, экологическая нейтральность самого здания производства, достигаемая за счет подчеркнутого применения эффективных конструкций, естественной аэрации и освещения рабочих помещений, использования экологичных материалов. В-третьих, не менее важным является максимальное сохранение естественных природных объектов региона в процессе строительства и эксплуатации сооружения. В-четвертых, это преодоление негативного отношения большей части населения к промышленным объектам из-за их восприятия как грязных и небезопасных. Эта проблема во многом является задачей именно архитектора, так как он ответственен за создание качественной среды, открытой и приятной для жителей ближайшего района, что позволит сменить их представление о промышленности.

Не менее важной характеристикой современного производства является создание единой глобальной системы энергетических, коммуникационных и транспортных сетей. Развитие современных технологий позволяет предполагать переход на новую систему, объединяющую коммуникативные, энергетические технологии и производственный процесс. Архитектура, в том числе промышленная, будет внедряться в существующую инфраструктуру. Науко– и техниконасыщение производств приведет к еще более тесному сотрудничеству человека и компьютера. Эффективность работы предприятия оказывается в непосредственной зависимости от оборудования, автоматизированной техники и их возможностей, причем на всех стадиях – от проектирования до выпуска продукции. Повышенная автоматизация процесса в свою очередь требует соответствующего контроля и уровня подготовки специалиста. Растет потребность в высококвалифицированном персонале, что заставляет учитывать его потребности при проектировании промышленных зданий.

Современная экономика, которая на Западе часто характеризуется как «knowledge based» – основанная на знаниях и информации – концентрирует наибольшую ценность не в виде конечной продукции, но в качестве идеи. Для сравнения можно привести книгу, ценность которой заключается в информации в ней написанной, но не в листах, из которых она состоит. Сложность современных технологий требует постоянного повышения уровня подготовки специалистов, сотрудничества со смежными отраслями, возможности быстрого реагирования на новые технологии и достижения науки. В архитектуре это проявляется в создании коммуникативных и рекреационных зон, что способствует общению сотрудников различных отделов. При этом стирается четкая грань между идейными разработчиками и рабочими-производителями, как это сделано на заводе Mercedes-Benz в штате Алабама, США.

Сегодня в промышленно развитом обществе признается эффективность неделового общения ради генерирования новых идей. В то время как наука и технологии усложняются, области знания конкретного специалиста все более усложняются, развитие часто происходит на стыке областей. Общение, обмен знаниями и видениями проблемы становятся чрезвычайно важными. Внедрение в производство новых разработок делает необходимым и постоянный контакт работников промышленного предприятия и разработчиков, ученых. Последнее время распространение получает тенденция располагать «синие» и «белые» воротнички рядом [9]. В этом отражается принцип демократичности, ценности каждого специалиста, и в то же время создается возможность коммуникации разных типов работников ради максимального охвата проблематики и коллективного решения отдельных вопросов. Промышленные здания становятся «центрами обмена идей и информации». В архитектурно-планировочных решениях это находит отражение в создании большого количества общественных, рекреационных пространств, выделении единой входной группы для всех сотрудников, устройство единого пространства для офисных и лабораторных работ.

Сегодня процессы разработки и изготовления продукции протекают параллельно, взаимодействуя и дополняя друг друга. Большое количество межотраслевых технологий, необходимость тесного сотрудничества специалистов различных областей, а также быстрый темп производственного процесса и практически моментальное идейное устаревание продукции ведет к необходимости создания структуры, пространственно объединяющей производство и интеллектуальные центры. Это направление уже сформировалось в архитектуре технопарков, где параллельно идет процесс разработки и изготовления, и особых экономических зон промышленно-производственного типа для поддержки развития, прежде всего наукоёмких производств, иногда – промышленности, логистических комплексов и т.п.

Примерами таких комплексов, реализованных в нашей стране, могут служить:

В современной индустрии происходит постепенный переход к созданию качественных индивидуальных товаров, ориентированных на конкретного покупателя, при сохранении преимуществ массового производства. В настоящий момент мы можем наблюдать перенасыщение рынка продукцией, в которой потребитель не имеет острой необходимости. Широкое массовое производство оказывается в кризисе. Чтобы повысить спрос и оставаться конкурентоспособным, производитель вынужден привлекать средства рекламы, в том числе с помощью архитектуры, подчеркивать новизну, уникальность, отличительные качества своего товара. Современные мобильные телефоны, смартфоны, ноутбуки, автомобили морально устаревают гораздо быстрее, чем истекает реальный срок их эксплуатации. Привлечение покупателя ведется за счет создания оригинальной дизайнерской вещи. Таким образом, важность дизайна, необычности, отличительного знака качества переходит на архитектуру производственного здания, которое должно восприниматься как реклама нового, «модного» образа жизни. Это нестандартная, заметная архитектура, близкая к потребителю и открытая для него.

Постоянная инновация в производстве, необходимая для привлечения покупателя, зависит от быстрой смены технологической линии. Адаптивность производственного процесса требует того, чтобы машины и установки легко подстраивались к новым условиям, и имели возможность внесения изменений в качество и количество производимого товара и процесса производства. Работа с разнообразной клиентурой, подразумевающая различные объемы заказов, и быстрая смена технологии из-за развития и совершенствования технологического процесса и необходимости внесения изменений в дизайн продукции влияют на архитектурно-планировочное решение здания. Необходимым условием становится создание гибкой структуры здания, с возможностью изменения внутренних пространств и объемов, а также расширения здания. Наиболее актуальным является устройство модульной планировочной системы.

Для современного производства характерно стирание классических типологических границ, появляется промышленность, сочетающая в себе различные функции. В качестве наиболее интересных вариаций можно выделить следующие категории:

Появляются виды производств, основанные на совершенно новом принципе технологического процесса. Ярким примером может быть использование 3д-печати в изготовлении продукции различного типа – начиная от пищевых продуктов и заканчивая

автомобилями и объектами архитектуры. В настоящее время эта технология только развивается, однако перспективы ее возможного использования уже очевидны. Особенностью 3д-печати является неразрывная близость процесса производства, дизайна и технологической разработки объекта.

В любой области человеческой деятельности, в том числе в промышленном производстве, социальные, экономические, функциональные факторы играют важную роль, но наряду с ними следует учитывать также эмоции, чье влияние часто упускается из вида. Сложностью современного внедрения новых типов производств в городскую среду является их массовое неприятие обществом. Значительная часть творческих неудач промышленной архитектуры прошлого связана с господством мнения, что техника имеет лишь функциональное значение и лишена эмоционального отражения в искусстве [3]. Таким образом, поиск новой эстетической составляющей производственных объектов становится первостепенной задачей современной архитектуры.

Литература

  1. Алексашина, В.В. Экологические основы размещения, строительства и эксплуатации предприятий, зданий и сооружений. – М. : Изд. ЦНИИПромзданий, 2005. – 214 с.

  2. Вершинин, В.И. Эволюция архитектуры промышленных зданий / В.И. Вершинин. – М. : Архитектура-С, 2007. – 176 с.

  3. Гидион, З. Пространство, время, архитектура. / Сокр. пер. с нем. М.В. Леонене, И.Л. Черня. – М. : Стройиздат, 1984. – 455 с.

  4. Рифкин, Д. Третья промышленная революция: как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом / Джереми Рифкин / пер. с англ. В. Ионов. – М. : АНФ, 2014. – 239 с.

  5. Ковалев, Д.А. Постиндустриальное общество и виртуализация экономики в развитых странах и России // Проблемы современной экономики. – 2004. – №4(12). – С. 98-100.

  6. Проскурин, Г.А. Современные принципы построения промышленных зданий // Вестник ОГУ, 2011, №9, – С.170-177.

  7. Семенов, Ю.И. Философия истории : Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней / Ю. И. Семенов. – М. : Соврем. тетради, 2003. – 203 с.

  8. Хенн, В. Промышленные здания и сооружения / Вальтер Хенн // – М. : Госстройиздат, 1959 (в 2-х т. т. 1-287 с. т. 2-290 с.).

  9. Черкасов, Г.Н. Социокультурные аспекты развития промышленной архитектуры / Г.Н. Черкасов, М.М. Кабаева // Academia. Архитектура и строительство. – 2011. – №4. – С. 18-30.: цв.ил.

  10. Bell, D. The coming of post-industrial society: A venture of social forecasting The future of industrial buildings by Nicholas Grimshaw // Journal of the Royal Society of Arts – Vol. 133 – №5341 (December 1984) – C. 47-602.

Оригинал статьи
twitter.comfacebook.comvk.comconnect.ok.ru
Если вы являетесь правообладателем данной статьи, и не желаете её нахождения в свободном доступе, вы можете сообщить о свох правах и потребовать её удаления. Для этого вам неоходимо написать письмо по одному из адресов: root@elima.ru, root.elima.ru@gmail.com.