elima.ru
Вход
СтатьиИстория и развитие архитектуры

Методы формирования жилой застройки на основе принципов отечественной архитектуры эпохи авангарда 1920-1930 годов

А. С. Улько, А. А. Аксенова, И. М. Ястребова

Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия

Аннотация

В статье приводится исторический обзор формирования основных принципов жилищного строительства эпохи авангарда 1920-1930 годов. На основе изученного материала предлагаются возможные градостроительные приемы формирования жилой среды, приемы объемно-планировочных решений современных жилых зданий. В качестве результата исследования предлагаются студенческие градостроительные проекты, проекты жилищ строчной, квартальной, башенной застройки, выполненные по принципам отечественной архитектуры эпохи авангарда.


В наши дни проблема жилищного строительства становится все более актуальной. Растущее городское население нуждается в собственном жилье. Основные критерии жилой застройки – экономичность, компактность, многофункциональность, характерные также для отечественной архитектуры послереволюционного периода 1920-х годов, формируют рынок современной недвижимости. Наряду с количественными характеристиками жилого фонда важную роль играет формирование качественной жилой среды района, которая напрямую зависит от многообразия архитектурно-образных и объемно-планировочных решений зданий, предложенных архитектором.

Строительство жилья эконом-класса, как и в советское время, предполагает применение разнообразных архитектурных приемов. В последние годы ведущими строительными компаниями проводится поиск архитектурно-образных и колористических решений жилищ, активно ищется решение вопросов улучшения качества благоустройства и повышения разнообразия городской среды. Однако далеко не всегда данные эксперименты способны отвечать требованиям современного общества. Зачастую подобные строительные предприятия портят исторически сложившуюся городскую среду, лишают возможности дальнейшего развития вновь осваиваемых районов. Для выявления наиболее удачных примеров необходимо обратиться к истории вопроса.

В 1920-е годы отечественные архитектурные конкурсы были направлены на поиск нового типа жилого дома с организацией «нового быта», результатом которых стали модели домов-коммун. Многие из них представляли собой пластически интересные формы как самих зданий, так и планировки кварталов. Однако ко второй половине 1930-х годов идеи левых творческих течений были забыты по идеологическим причинам.

В период «хрущевской оттепели» жилищное строительство фокусируется на индустриальном крупнопанельном строительстве. В 1960-90-е годы преимущественно возводится типовая многоэтажная застройка. Новые требования Жилищного кодекса РСФСР (от 24.06.83 г.) повлекли за собой изменения в массовом жилом строительстве, пересматривались нормы проектирования от устройства придомовой территории до планировки квартир. Настало время перехода к постиндустриальной эпохе. Для более комфортной планировки квартир в микрорайонах постепенно пришли к варианту периметральной застройки, образующей большие замкнутые дворовые пространства, позволяющие повышать этажность жилых строений до 17-24 этажей. Такой тип строительства считался наиболее приемлемым вариантом общедоступного жилья.

После распада СССР новая страна начала активно развиваться. В XXI столетии строятся новые жилые районы. Однако было введено не достаточно положительных изменений в планировочных, объемно-пространственных решениях жилища, способных удовлетворить социальные и эстетические потребности современного человека. По данным опроса редакции журнала «Вестник общественного мнения» (на 2016 г.), проблема дефицита и низкого качества жилья стоит на четвертом месте после проблем преступности, коррупции и медицины. Психологи отмечают разобщенность, состояние дискомфорта, беспричинного беспокойства, характерные для жителей таких районов, что подтверждает необходимость разнообразия пространства, в котором прибывает человек.

Новые концепции развития городов XX столетия

С 1890-х годов в крупных городах царской России начался период строительства доходных домов, который продолжался вплоть до войны 1914 года. Так, за лето 1911 года в Москве было возведено более 3000 доходных домов. Такой тип строений был наиболее популярным видом жилищ для относительно богатой части населения. Для периферии городов и в сельской местности к этому времени уже активно разрабатывались проекты «городов-садов» по западноевропейским аналогам.

Давно сформировавшаяся идея города-сада предполагала устройство самодостаточных коммун, в которых была отчасти затронута проблема обобществления быта. Не только в Англии конца XIX века, но и во Франции и Испании, а также в России начала XX века всерьез заинтересовались данной концепцией. В духе зарубежных аналогов начали строить в 1913 году поселок при ж/д станции Прозоровская (арх. В. Семенов). Одним из самых известных проектов советского «поселка-сада» является кооперативный жилой поселок «Сокол», построенный в 1923 году (арх. Б. Великовский, Н. Марковников, братья Веснины, и др.).

Вскоре на высшем уровне начали критиковать концепцию города-сада по идеологическим соображениям. Распространялось мнение о том, что город-сад, в основу планировочной структуры которого входили дома усадебного типа с придомовым участком, является во многом повторением дворянской усадьбы, что в корне противоречит коммунистическим убеждениям. Остро встал вопрос об альтернативном пути в жилищном строительстве. Большое внимание привлек к себе эффективный опыт индустриального строительства в Германии того времени. В ВСНХ (Высший совет народного хозяйства) было принято решение заимствовать немецкую жилищную модель с соответствующими корректировками, организовав заграничные командировки для изучения методов жилищного строительства [6, с.191].

Осенью 1927 года советская делегация из архитекторов и инженеров-строителей посетила строительную выставку «Жилище» (г. Штутгарт, Германия), построенные и находящиеся в процессе строительства рабочие поселки, такие как: Тертен (арх. В. Гропиус, 1928 г.), Хуфайзен (арх. Б. Таут, 1925-1933 гг.), Максмориц (арх. Э. Май, 1926 г.), Праунхейм (арх. Э. Май, 1926-1929 гг.). Эти поселки послужили наглядным примером эффективного, экономичного, качественного строительства для советских специалистов. Создание автономных пригородных поселков для разукрупнения существующих городов, разуплотнение застройки, расположение поселений в хороших природных и санитарно-гигиенических условиях, четкое функциональное зонирование территории, типовые приемы застройки, удобная транспортная сеть, благоустройство, внедрение новых инженерных систем – все это было прогрессивно и привлекательно [6, с.193-195]. Последовали командировки советских специалистов и в другие европейские страны, проповедовавшие интернациональный стиль в архитектуре, такие как Нидерланды, Австрия.

С осени 1927 года власти окончательно стал ясен вектор развития жилищной архитектуры со следующими особенностями: укрупнение застройки (строительство групп зданий-комплексов); индустриализация строительства; стандартизация проектирования, производства, возведения. С этого периода в СССР проводилось большое количество конкурсов на тему нового жилища. Прежде всего стоит упомянуть, что первый архитектурный конкурс на тему проектирования домов «с квартирами для рабочих семей, живущих обособленным характером» [9, с.44] был проведен еще в 1925 году по поручению Моссовета. Результатом этого конкурса стали проекты: двухэтажный дом на 4-8 квартир; дом-коттедж с тремя двухуровневыми квартирами; 3-4-этажный многоквартирный дом с тремя квартирами на этаж. В 1926 году состоялся второй конкурс Моссовета на схожую тему, где были сформулированы главные принципы домов-коммун: разделение дома на общественные и частные пространства; выведение основных общественных помещений в отдельный блок; стремление планировочной структуры здания к линейной. Именно эти конкурсы, вкупе с изучением опыта иностранных коллег, послужили основой для последующих разработок в области советского жилищного строительства.

В конце 1927 года по инициативе «ОСА» в СССР был проведен товарищеский конкурс на тему создания «новых форм современного жилья». По результатам конкурса в журнале «Современная архитектура» (1927, 04-05) были опубликованы восемь проектов домов-коммун, основными критериями отбора которых стали новые объемно-планировочные решения, индустриальный подход к строительству массового жилища, наличие в здании функций хозяйственно-коммунального и общественного типа. В проектах 5-7 этажных многоквартирных домов были применены не только секционные (А. Пастернак,

В. Владимиров), но и коридорные, галерейные типы планировок (И. Соболев, М. Гинзбург). Так, И. Соболев разработал в своем проекте группу типизированных коридорных домов, поставленных торцами к главной улице, ориентированных с севера на юг и образующих регулярный район с зелеными насаждениями, спортивными площадками, общественными учреждениями. В отличие от коридорных и галерейных, секционные планировочные схемы чаще использовались при квартальных градостроительных приемах жилых образований. С 1928 года сотрудниками секции типизации жилища Стройкома РСФСР была продолжена работа по рационализации жилища и поиску объемно-пространственного разнообразия композиции квартала.

К 1930 году рядом проектов (Н. Баранова, А. и Л. Весниных, И. Голосова) предлагалось создание соцгородов из отдельных жилкомбинатов. Проект жилкомбината И. Голосова, разработанный для Сталинграда, имел «необычную композицию – вместо компактного квартала он представлял собой комплекс из трех соединенных переходами и вытянутых параллельно друг другу протяженных корпусов: двух коммунальных (общественный центр и детский сектор) и расположенного между ними самого протяженного жилого корпуса» [5, с.54]. Развитием концепции линейного города стал проект города-линии Магнитогорска (1930 г.) «ОСА» и И. Леонидова. Предложенная ими городская структура располагалась вдоль грузовых и пассажирских магистралей, с необходимой инфраструктурой для жителей. Застройка представлена в виде дисперсно расположенных малоэтажных домов и многоэтажных башен. Город позиционировался как идеальная модель для социалистического расселения, где главными критериями были рациональная планировочная организация с четким функциональным зонированием, наличием хозяйственно-коммунальных, спортивных, культурных учреждений.

Обобщающим примером развития линейного соцгорода является поточно– функциональная схема планировки Н. Милютина, где автор вышедшей в 1930 году книги «Соцгород…» излагает идею социалистического расселения в виде параллельных полос, расположенных в следующей последовательности: производственная и научная линии, транспортная магистраль с зеленой защитной зоной, линия общественного пользования (образовательная, рекреационная, коммунально-хозяйственная), жилая линия, линия совхозов [7, с.22-25]. Данная планировочная схема оказала влияние на разработку Н. Ладовским концепции Москвы будущего развивающегося города «Параболы» (1930 г.).

Опыт развития отечественной архитектурной практики в 1920-1930 годы дает возможность перечислить главные приемы формирования городских жилых комплексов.

Градостроительные приемы

Тип застройки:

Функциональное зонирование:

Объемно-планировочные приемы

Экспериментальное проектирование в период конструктивизма дало объемно– пространственное многообразие в жилищном строительстве. На рубеже 1920-1930 годов были окончательно сформированы планировочные типы зданий, их функциональный состав.

Планировочные типы зданий:

Функциональный состав зданий и их зонирование:

Студенческие проекты

На основе общих выявленных принципов формирования жилых комплексов эпохи отечественного авангарда был разработан ряд студенческих проектов современных жилых образований на участке, находящимся в Юго-Восточном округе Москвы, с севера ограниченным Нижегородским шоссе, с юга – Нижегородской эстакадой Третьего транспортного кольца (ТТК), с востока – линией Московского центрального кольца (МЦК). Участок в 28,8 гектара вытянут с запада на восток, имеет треугольную конфигурацию, ранее служил в качестве складских зон легкой промышленности. Северная граница участка сформирована кварталами существующей жилой и общественной застройки.

В качестве первой градостроительной модели авторами статьи был взят конкурсный проект Магнитогорска группы «ОСА» во главе с И. Леонидовым (рис. 1а) город-сад с четкой ритмичной композицией из малоэтажных и многоэтажных домов-башен с развитым сектором общественных, культурных и спортивных зданий [1]. Дисперсная застройка студенческого проекта, как и в проекте мастера, состоит из отдельно-стоящих многоквартирных домов, окруженных зеленью и открытым пространством (аналогичный прием нашел отражение в других авангардных проектах, альтернативных проектам Ле Корбюзье 1922-1925 гг.) (рис. 1б).

а) б)

Рис. 1. Первая градостроительная модель: а) конкурсный проект гор. Магнитогорска (ОСА и И. Леонидов, 1930); б) первый градостроительный проект на основе проекта

гор. Магнитогорска «ОСА» и И. Леонидова

а)

б) в)

Рис. 2. Проекты жилых зданий к первой градостроительной модели: а) высотная застройка; б) дисперсная застройка; в) квартальная застройка

Разработанные высотные 40-этажные башни [11] (рис. 2а) вынесены вдоль магистрали, формируя акцентами главную улицу. Квартальные пространства между башнями– высотками заняты 4-6 этажной дисперсной [10] (рис. 2б) или квартальной [10] (рис. 2в) жилой застройкой с вертикальным принципом зонирования общественных пространств. Подобный прием позволяет создавать сквозные пространства в градостроительной композиции, тем самым связывая новую и существующую часть района посредством снижения этажности к проектируемой парково-рекреационной зоне, где сосредоточены общественные, спортивные, детские учреждения, зоны отдыха. Кроме того, малоэтажная застройка способствует наибольшему видовому раскрытию жилых квартир высоток.

В основу второго градостроительного предложения легла строчная малоэтажная застройка, в которой однотипные объемы жилых корпусов создают четкий метрический ряд вдоль главной улицы [13]. Аналогичный прием применяли в своих проектах рабочих районов архитекторы бригады АРУ (Г. Крутиков, В. Лавров, В. Попов) (рис. 3а) – город– коммуна при Горьковском автомобильном заводе «Автострой» (1930 г.), И. Соболев – «проект жилья для трудящихся» (1927 г.). В разрабатываемом проекте был применен прием интеграции парковой зоны в дворовое пространство (из проекта «Автостроя»), где между каждой парой домов галерейного/секционного типов предусмотрен технический проезд с главной улицы (рис. 3б).

а) б)

Рис. 3. Вторая градостроительная модель: а) Конкурсный проект гор. «Автострой» (бригада АРУ, 1930); б) Второй градостроительный проект. На основе проекта гор. «Автостроя» бригады АРУ

Учитывая реальные условия жилищного строительства на сегодняшний день, подробнее рассмотрим наиболее экономичный тип застройки – строчный.

В первом студенческом проекте был применен смешанный прием из строчной застройки галерейного дома и башней-акцентом. Подобным приемом воспользовался арх. Д. Фридман проектируя «дом-корабль» в Иваново (1930 г.), где конец здания, обращенный к главной улице, акцентирован башней. Разрабатываемый проект представлен галерейной планировочной структурой с рядом разнотипных квартир. Под общественное пользование отданы первый (аренда) и последний (мастерские) этажи галерейного блока. Башня является 14-этажной жилой секцией с группой квартир на каждом этаже (рис. 4а).

Второй проект жилого дома основан на приеме террасированной строчной застройки. Прототипом для студенческого проекта стал дом отдыха (конец 1920-х гг.) арх. Л. Теплицкого. Аналогично конкурсным проектам жилья переходного типа группы «ОСА» (1927 г.), планировочная структура разрабатываемого здания представлена разновысотными секциями (от 4 до 14 этажей). Террасированная кровля эксплуатируется как общественные открытые пространства для жителей дома, занята разными функциональными зонами (от спортивной площадки до солярия) в зависимости от уровня расположения. Первый этаж здания – чередование открытых (уличных) и закрытых (аренда) общественных пространств (рис. 4б).

В третьем студенческом проекте жилого жома использован прием строчной застройки, взятый из конкурсного проекта жилья для рабочих Свердловского металлургического завода (1927 г.) группы АРУ. Объемно-пространственное решение разрабатываемого здания представлено группой раздельных жилых блоков высотностью от 4 до 6 этажей, соединенными поэтажными галереями. Возможен горизонтальный прием организации общественных пространств, где блоки чередуются в зависимости от функционального назначения (жилые/общественные прием проекта жилкомбината в Магнитогорске Д. Тарасова и О. Чекрыжова). Эксплуатируемая кровля служит для жителей дома зоной рекреации. Первый этаж – проницаемый, с возможной застройкой под арендные помещения (рис. 4в).

а)

б)

в)

Рис. 4. Проекты жилых зданий ко второй градостроительной модели: а) галерейный дом (смешанный прием застройки); б) секционный дом (прием террасированной застройки); в) галерейный дом (прием строчной застройки)

В последнем, третьем градостроительном предложении использован прием интегрированной застройки, сочетающей в себе качества строчной, дисперсной и квартальной застройки. Схожие принципы были выдвинуты урбанистами 1920-х годов во главе с экономистом Л. Сабсовичем, ими руководствовались Д. Тарасов и О. Чекрыжов в проекте жилкомбината в г. Магнитогорске (1930 г.) (рис. 5а). Данный разновысотный тип застройки вытянут вдоль главной магистрали, составлен из раздельных галерейных или секционных жилых корпусов, в его структуру включены общественные пространства горизонтальных, вертикальных, отдельных или совмещенных приемов. Все необходимые проезды и формирующие участок продольные улицы имеют ортогональную структуру (рис. 5б).

а) б)

Рис. 5. Третья градостроительная модель: а) Конкурсный проект гор. Магнитогорска (Д. Тарасов, О. Чекрыжов, 1930); б) Третий градостроительный проект на основе проекта гор. Магнитогорска Д. Тарасова и О. Чекрыжова

Таким образом, в ходе исторического анализа были определены приемы архитектуры эпохи советского авангарда, на основе которых были разработаны студенческие проекты современной жилой застройки. Использование выявленных приемов проектирования может способствовать более рациональной и функционально насыщенной пространственно-планировочной организации жилых образований, созданию выразительных архитектурно-образных решений современных городских районов.

Проделанная работа является попыткой решения проблемы проектирования жилой застройки, ориентированной на современную ситуацию в отечественном жилищном строительстве.

Литература

  1. Былинкин Н.П. История советской архитектуры / Н.П. Былинкин, А.В. Рябушин и др.– М.: Стройиздат, 1985. – 256 с.

  2. Васильев Н.Ю. Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки. Путеводитель / Н.Ю. Васильев, Е.Б. Овсянникова, Т.А. Воронцова и др. – М.: ABCdesign, 2014, 328 с.

  3. Долинская И.М. Концепция города-сада как прообраз соцгорода и попытка формирования комфортной городской среды для жизни строителей “коммунистического завтра”. Исторический обзор // Ландшафтная архитектура и формирование комфортной городской среды. Материалы XIV региональной научно– практической конференции: сборник трудов. – Нижний Новгород: ННГАСУ, 2018. – С. 21-33.

  4. Иванова-Веэн Л.И. От ВХУТЕМАСа к МАрхИ / Л.И. Иванова-Веэн, Е.Б. Овсянникова. – М.: А-Фонд, 2005. – 232 с.

  5. Иконников А.В. Всеобщая история архитектуры. Том 12 / А.В. Иконников, Н.В. Баранов, Н.П. Былинкин и др. – М.: Стройиздат, 1975. – 755 с.

  6. Меерович М.Г. Градостроительная политика СССР 1917-1929. От города-сада к ведомственному рабочему поселку. – М.: Новое литературное обозрение, 2018. – 348 с.

  7. Милютин Н.А. Соцгород. Проблема строительства социалистических городов. – Берлин: DOM Publisher, 2008. – 86 с.

  8. Пастернак А.Л. Новые формы современного жилья / А.Л. Пастернак, М.Я. Гинзбург, Г.Г. Вегман, В.М. Владимиров и др. // Современная архитектура. – 1927. – № 04-05. – М., Госиздат, 1927. – С. 125-147.

  9. Соловьева Е.Е. Новые дома. Архитектура жилых комплексов Москвы 1920-1930 годов / Е.Е. Соловьева, Т.В. Царева. – М.: План, 2012. – 608 с.

  10. Улько А.С. Влияние супрематизма на архитектурно-планировочную структуру жилых зданий эпохи конструктивизма // Наука, образование и экспериментальное проектирование. Труды МАРХИ: сборник тезисов. – М.: МАРХИ, 2019.

  11. Улько А.С. Применение архитектурно-планировочных приемов конструктивизма в проектировании жилых зданий // Наука, образование и экспериментальное проектирование. Труды МАРХИ: сборник статей. – М.: МАРХИ, 2018.

  12. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда. Книга первая. Проблемы формообразования. Мастера и течения. – М.: Стройиздат, 1996. – 710 с.

  13. Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда. Книга вторая. Социальные проблемы.– М.: Стройиздат, 1996 [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.alyoshin.ru/Files/publika/khan_archi/khan_archi_2_040.html

  14. Хан-Магомедов С.О. Кумиры авангарда. Иван Леонидов. – М.: Фонд “Русский авангард”, 2010. – 368 с.

Оригинал статьи
twitter.comfacebook.comvk.comconnect.ok.ru
Если вы являетесь правообладателем данной статьи, и не желаете её нахождения в свободном доступе, вы можете сообщить о свох правах и потребовать её удаления. Для этого вам неоходимо написать письмо по одному из адресов: root@elima.ru, root.elima.ru@gmail.com.